«Мы никаких отношений к финансам не имели»: главврач клинической больницы об обысках силовиков и закупке оборудования

1349

18 января


В краевой больнице прошли обыски в рамках уголовного дела о хищении при поставках оборудования в новый хирургический корпус. Как проходили обыски, могло ли оборудование стоить дешевле и почему принимали решение о закупке других аппаратов – в программе «После новостей» рассказал главный врач клинической больницы Егор Корчагин.

По словам главного врача, обыски были неожиданными, на что, наверное, и рассчитывали, но сотрудники силовых служб делали то, что было необходимо:

«У каждого из нас есть своя работа. И мы ее выполняем, как умеем, как знаем. Силовики работали так, как они должны были работать. У них была задача получить документы, которые их интересовали, поэтому эти работы и были выстроены таким образом, чтобы в соответствии с действующим законодательством провести все необходимые процедуры».

Речь об уголовном деле касается нескольких аппаратах, поставленных в новый хирургический центр, в том числе и о рентген-аппарате. Его поставили в приемный покой еще в 2019 г. В том же году он начал работать и представлял собой улучшенную версию той модели, которую планировали закупить изначально.

Перед тем, как запустить этот аппарат в эксплуатацию, ровно как и на все рентгеновские установки, которые приобретались и начинали эксплуатировать, в обязательном порядке сначала оформлялись санитарные заключения, которые согласовывает Роспотребнадзор. Это обязательная процедура, которая подтверждает, что этот аппарат не допускает избыточного рентгеновского излучения, которое может представлять опасность для пациентов и для персонала.

Также всегда физические параметры аппарата – насколько его разрешающая способность соответствует заявленной в паспорте на этот аппарат.

«В связи с этим наши инженеры проверяли эти все параметры. Они соответствовали указанным. На основании этого у нас было полное право приступить к эксплуатации этого оборудования», – рассказывает Егор Корчагин.

Заказчиками этого оборудования краевая больница не являлась.

«Все контракты заключало «Управление капитального строительства» с поставщиками, поэтому разговоры о том, что краевая больница могла внести какие-то изменения – это не совсем справедливо», – считает главный врач.

Спустя какое-то время появилась информация от силовиков о том, что, оказывается, на этот аппарат производителем своевременно не оформлено регистрационное удостоверение. Это обязательный документ, который должен быть у любого медицинского прибора и который подтверждает его легальность. Как только стал известен этот факт, рентген-аппарат вывели из эксплуатации и обратились с письмом к заказчику с просьбой прояснить, что с этой ситуацией делать и в какие сроки может быть устранена проблема:

«Насколько мне известно, «Управление капитального строительства» обратилось в судебном порядке к производителю с требованием урегулировать отношения или расторгнуть контракт на поставку. Это дело до сих пор находит в судебных инстанциях. Я очень рассчитываю на то, что рано или поздно это дело закончится, и мы либо продолжим эксплуатацию этого оборудования или поставщик вынужден будет демонтировать этот аппарат и поставить нам новый».

Отсутствие аппарата неудобства, конечно, доставляет, потому что он и был рассчитан на работу в приемном покое. Сейчас врачам приходится возить пациентов в другое здание для проведения рентгеновских исследований. Это часто ограничивает в быстроте принятия решений, но смертельного в этом ничего нет.

При поставке медицинских изделий в новый корпус речь зашла о замене некоторых наименований, в том числе и компьютерного томографа.

Главный врач считает, что проблема заключается в том, что при покупке одного-двух аппаратаов есть понимание того, в какие конкретно сроки их купят. Тогда нет необходимости замены относительно первоначальных требований, потому что есть понятные сроки, понятны средства, которые можно позволить, и понятны характеристики. Речь сейчас идет о корпусе, который проектировался с 2015 г., а строительство началось только в 2017 г. Оборудование покупалось в начале-середине 2019 г. От момента начала планирования до приобретения оборудования прошло почти 3,5 года.

За это время на рынке медицинского оборудования произошли изменения – часть оборудования вообще сняли с производства. То, что планировали купить, больше не производили. По части оборудования вышли уже обновленные версии, которые можно было купить за те же деньги, которые предполагались изначально. Также у врачей появилось понимание того, что необходимо все-таки какие-то функции дополнить

Это всегда происходит, считает Егор Корчагин. Перед закупкой оборудования происходит согласование с больницей насчет необходимости всего заказанного ранее. Собираются специалисты по направлениям, которые говорят о том, какие функции необходимы, что важно, какие есть новинки на рынке. Затем разрабатываются технические задания, которые потом передаются заказчику для дальнейшего проведения торгов. После того, как заказчик эти торги объявляет, выходят соответствующие поставщики, которые говорят, что могут поставить аппарат с такими характеристиками. После подписание контракта проходит время, в течение которого он выполняет условия договора.

Периодически возникают такие ситуации, когда по каким-то причинам подрядчик или поставщик не может выполнить полностью ту модификацию, которую он заявлял первоначально. Тогда он либо расторгает контракт, либо имеет право поставить товар, который обладает улучшающими характеристиками. В этом случае заказчик должен выслушать мнение потребителя, который будет использовать это оборудование, и принять решение, можно ли согласиться с таким решением поставщика или нельзя.

В соответствии с этой процедурой такие обсуждения были проведены, наши специалисты дали свои заключения, после чего Управление капитального строительства обратилось в независимую внешнюю экспертизу, которая дала им свое экспертное заключение. Было поставлено оборудование, которое отвечало тем нуждам и потребностям, которые заявляли первоначально.

На вопрос о том, находится ли это оборудование, в частности томограф, в работе, главный врач отвечает, что находится и при этом активно используется:

«Он уже в такой работе, что его скоро менять придется, потому что, мягко говоря, будет изношен. Средний срок работы такого оборудования не превышает пяти лет. Он достаточно интенсивно у нас работает в приемном покое, где каждый день проходят примерно по 200 человек. Он работает в круглосуточном режиме».

Однако поскольку уголовное дело возбуждено по статье «Хищение», можно предположить, что томограф стоил меньше, чем изначально заявлено.

«Вот это я не могу комментировать, потому что мы никаких отношений к финансам не имели. Мы не видели ни контрактов, ни финальных документов, поэтому я не знаю, сколько стоил томограф. Я могу только сказать, что существенного разброса в цене между томографами с определенным набором характеристик быть не может. Разница может быть только в марже для поставщика, но это исключительно коммерческая деятельность, тут я ничего не могу сказать», – комментирует дело Корчагин.

Вопрос о том, почему вообще медицинское оборудование поставляет строительная компания, интересует красноярцев, но врач считает, что на месте «Сибиряка» мог быть абсолютно любой человек со своей фирмой:

«Это все было определено аукционом. Здесь важно понимать, что, к большому сожалению для меня, такие крупные объекты как больница должны строиться под ключ. У врачей не должна болеть голова по поводу оборудования. Все должно решаться одной подрядной организацией, включая поставку всего, что необходимо на первое время работы, даже белья. К счастью, мне удалось за всю жизнь увидеть такие примеры, но они не в нашей стране».

На момент строительства корпуса на федеральном уровне было запрещено одной организацией и строить, и оснащать, поэтому проект разделили на две части.

У совершенства нет предела, но действующий объект – работоспособный.


Напомним, что уголовное дело по подозрению в хищениях при поставках медицинского оборудования в Красноярскую краевую клиническую больницу завели на субподрядчика строительной компании «Сибиряк». Обыски прошли в офисе компании «Сибиряк» и в элитном поселке Удачный, в коттедже исполнительного директора Константина Егорова – сына экс-депутата Горсовета Красноярска Владимира Егорова. Также силовики пришли с проверкой в краевое медучреждение.