«Неравнодушные»: красноярское историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал»

4034

5 июня


«Неравнодушные» – совместный проект ТВК и Фонда Михаила Прохорова. В нем красноярцам рассказывают истории о местных культурных и инициативных деятелях, которые живут рядом с нами.

В новом выпуске Наталья Кечина рассказывает про красноярское историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал». Оно работает над списками репрессированных в Красноярском крае, оказывает помощь в поиске данных о репрессированных родственниках, занимается просвещением.


Материалы (информация) произведены, распространены и (или) направлены учредителем, членом, участником, руководителем некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, или лицом, входящим в состав такой некоммерческой организации.

Красноярское общество «Мемориал» НЕ включено в реестр общественных организаций «иностранных агентов». Однако, поскольку оно входит в структуру Международного общества «Мемориал», которое включено в реестр иностранных агентов, то согласно новым требованиям российского законодательства, вынуждено маркировать свою продукцию соответствующим текстом.


День памяти жертв политических репрессий проходит в России 30 октября. Он официально утвержден. Митинги проходят у Стеллы погибшим, а поминальные службы и выставки в музее на Стрелке. В 2000 г. день памяти так глобально отмечали впервые.

В конце 1980 гг. с началом перестройки и гласности, когда стали публиковать данные о миллионах безвинно расстрелянных, посаженных в тюрьмы людях, «Мемориалы» стали появляться в каждом крупном городе. На сегодняшний день по всей стране их осталось не более сорока. Красноярский «Мемориал» считают одним из лучших в России.

«На человека заводилась перфокарта. Этих карточек было примерно 40 тыс. Они занимали целую комнату», – говорит Алексей Бабий.

Алексей Бабий показал перфокарты, которые создавали в 1980 гг. Так можно было отследить жертв политических репрессий «Мемориала». На каждого человека они создавались отдельно, со всеми данными и статьями, по которым их осудили:

«Это распечатка с ОЦПО, это то, что сейчас называется "принтер". Тогда были вот такие длинные ленты».

На таких лентах ранее делали объявления. Например, 19 ноября 1988 г. на такой ленте сделали объявление, что в ДК «Текстильщик» состоится концерт самодеятельной песни «Памяти жертв культа личности». Тогда вся информация собиралась вручную. В офисе были необработанные кипы папок, в которых были вырезки из газет тех лет, статьи о «Мемориале», репрессиях и подлинные документы, которые приносили люди.

«Они делали порядка ста справок в день. У них на тот момент не было не только компьютера, но и пишущей машинки. Все справки о реабилитации они писали вручную».

Сейчас ежедневный труд Алексея Бабия – обработка всех материалов на бумажных носителях и публикация их на сайт. Красноярский сайт «Мемориал» считают одним из самых информационно-насыщенных сайтов в России.

Алексей Бабий недоволен только оформлением. Он говорит, что руки не доходят довести все до совершенства. Математическое образование Бабия, дотошность, факт, что он один из основателей Максофта в нашем крае, делает это возможным. Он – один из опытных программистов, который прошел все этапы развития компьютера от ламповых машин до современных.

«Мне интереснее анализировать и группировать информацию. Не скажу, что я ученой деятельностью занимаюсь, не назову себя ученым, но мне интересно группировать и публиковать».

Алексей Бабий занимается архивами. До пандемии он не вылезал из командировок по деревням и весям Красноярского края. Он восстанавливал списки зарегистрированных репрессированных. Он несколько дней сидел в зимней одежде в неотапливаемом помещении. Работа Бабия – не просто переписывает данные, потому что иногда люди сознательно меняли буквы в своих фамилиях. Так они заботились о будущем своей семьи.

На сегодняшний день восстановлено уже 200 тыс. судеб людей репрессированных и отбывавших срок в Красноярском крае. Всего тех, кто были арестованы, сосланы в Норильлаг, Краслаг около миллиона. На территории Красноярского края было 32 лагеря. Данные о реабилитации сосланных ГУ МВД по Красноярскому краю выдало более 600 тыс.

В 2017 г. лидер группы ДДТ Юрий Шевчук в своей студии впервые листает, полученную из Красноярска Книгу памяти. В 1920 гг. семью Шевчуков раскулачили и сослали в Сибирь. Они жили в бараках на лесоповале под Канском. Там в 1937 г. Сосфена Ивановича расстреляли за контрреволюционную деятельность.

«Они тогда даже не заморачивались статьи писать. Писали всякие аббревиатуры. Например, АСА – антисоветская агитация. Отсюда же идет аббревиатура ЧСИР – член семьи изменника родины», – поделился Бабий.

В книге памяти – их вышло уже 14 – одних только Шевчуков десятки и никто и не подумал, что один из них – дед знаменитого музыканта. Это сомнительный повод для гордости, но только по знаменитостям, которые отбывали ссылку у нас, наберется книга. У Бабия есть папки из архива ГУВД с делом Георгия Жженова и жены Буденного – Ольги Михайловой. Папка с делом Виктора Крамарова – отца Савелия Крамарова. Также дело Ариадна Эфрон – дочь поэтессы Марины Цветаевой. Екатерина Максимова – жена разведчика Рихарда Зорге. И Анна Книппер-тимирева – гражданская жена Колчака.

О Сталине Алексей Бабий отзывается редко. Он считает, что Сталин – это бренд.

«Система, которая его построила и, которую он тоже строил – интересный предмет для обсуждения. Насколько она была эффективна, почему такая низкая цена была у человеческой жизни – почти нулевая. В результате мы видим, что это крайне неэффективная система и поэтому она рухнула».

Сейчас очень часто повторяют фразу Довлатова: «И все же я хочу спросить, кто написал четыре миллиона доносов? Дзержинский? Ежов? Абакумов с Ягодой? Ничего подобного. Их написали простые советские люди». Однако Бабий считает, что все не так примитивно.

«Довлатов не понимал ситуации. Доносы были, но их было гораздо меньше. Там все хуже было, потому что доносы никакие не требовались. Все было очень просто. С верху ставились планы – сколько людей нужно расстрелять, сколько отправить в лагери. Были лимиты. Сами начальники НКВД на совещаниях спрашивали: «где мы их столько найдем?»

До 1936 – 1937 гг., потом уже люди стали понимать насколько это чревато. В защиту невинно-оболганных они писали даже письма защиты.

«Когда я делал крестьянские тома «Книги памяти», то обнаружил замечательную вещь, которую историки оказывается, и не знали до этого. Что когда крестьянина лишали избирательных прав или тем более высылали, то очень часто они встречаются одобрительные приговоры или одобрения. Они по-разному называются. Их суть – крестьяне собираются на сход деревни или села и подписывают этот приговор о том, что этот крестьянин не «Кулак», что он уважаемый человек. Причем подписывали бедняки, и середняки, и даже батраки».

Алексей Бабий учредитель фирмы, и это позволяет ему поддерживать свое основное дело. Покупать технику, ездить в командировки за свой счет. В «Мемориале» работает порядка десяти человек. Все они волонтеры.

Светлана Сиротинина – 84-летняя вдова первого председателя «Мемориала». Она тоже помогает обрабатывать документалистику, связанную с репрессиями. Эти данные после тщательной проверки попадают на сайт, а затем в «Книги памяти». Книги рассылаются родственникам репрессированных бесплатно и по всему миру.

«Когда все это читаешь становится невыносимо. Также как наша жизнь сейчас. Ото лжи в нашей жизни просто невозможно, а по-другому невозможно тоже», – поделилась Светлана Сиротинина

Новость о том, что международный «Мемориал» и отделение Екатеринбурга признано «иноагентами», восторга у Алексея Бабия не вызвало, но он относится к этому факту прагматично.

«Я потомственный «иностранный агент». У меня дедушку и бабушку расстреляли как японских шпионов. Маму не принимали в институт, потому что она дочь врагов народа. Я в хорошей компании, поэтому особо не переживаю».

Когда Бабию задают вопрос: «почему выводы не делаются из уроков истории?». Он отвечает так:

«Если не усвоен урок, то двоечники обычно остаются на второй год.

История вытащит из этой крови и грязи и спросит: "хочешь сильную руку?". Если обыватель ответил положительно, то его еще раз окунут в эту лужу. Так будет до тех пор, пока он не откажется, пока не скажет: «не надо мне великой империи. Не надо мне великого руководителя, давайте попробуем жить нормально».


Напомним, другие выпуски проекта «Неравнодушные» вы можете посмотреть здесь.