«Это я» – проект-знакомство с общественным движением «бодипозитив», которое в России только набирает свою популярность. Его слоган «мое тело – мое дело». Это значит, что цель бодипозитива – доказать обществу, что внешность – не главный критерий личности.

Отметим, что этот материал не призывает никого следовать или отвергать бодипозитив – это материал для тех, кто не знал о бодипозитиве или слабо представлял себе его суть.

В какой момент люди принимают себя, чем бодипозитив вредит обществу и как он будет развиваться в России – расскажем в проекте.
Широкие брови, повышеная «волосатость», худые и наоборот полные конечности, растяжки, целлюлит, множество татуировок, необычная пигментация или крупные родинки – так сейчас выглядит бодипозитив. Однако раньше все было по-другому.
Движение бодипозитив возникло как ответ на стандарты моды «90-60-90», которые были популярны в конце XX в. Основоположницы – Конни Собчак и Элизабет Скотт – желали избавить людей от стереотипов и мифов о внешности, которые становились проблемой для людей с особенностями. Движение возникло в 1996 г., однако истоки свои оно берет из 1960-х, когда активно развивался феминизм.

Изначально бодипозитив был о принятии своего тела девушками в подростковом возрасте и молодости. Он старался оградить девочек и юных женщин от расстройств пищевого поведения – булимии и анорексии. Именно они становились последствиями той «худой» моды, что транслировалась в 90-х.
Сильнее всего отказ от «идеальных» параметров – 90-60-90 – отразился на индустрии моды. Ведущие мировые тренды стали разрабатывать over- и plus-size модели. В показах брендов, например, Versace, Chanel и даже на громком модном событии – Неделе моды в Париже – стали появляться «нестандартные» модели. Позже к бодипозитиву присоединились и звезды: Рианна, Эшли Грэм, Сэм Смит, Зак Галифианакис, Лолита и Екатерина Скулкина.

Постепенно движение приняло к себе представителей всех возрастов, затем оно обратилось и к мужчинам – они стали выступать в роли моделей plus-size наравне с женщинами.
Но бодипозитив – это движение, а не идеология – то есть у него нет конкретных границ и правил. Каждый расценивает лозунг «мое тело – мое дело» по-своему. Кто-то воспринимает бодипозитив как свободу самовыражения, принятие своего тела и любовь к нему, а кто-то – как вседозволенность. В последнем случае бодипозитив превращается в беспорядочное отношение к своему телу, что влечет за собой большие проблемы, чем расстройства пищевого поведения и лишний вес.

Пока существуют разногласия между сторонниками движения – в обществе будут бороться мнения «за и против». Однако бодипозитив продолжает развиваться, в том числе у нас в стране. В изданиях появляется все больше интервью и аналитических материалов о бодипозитиве, телеканалы и онлайн-кинотеатры выпускают фильмы и сериалы о «нестандартных» людях, глянцевые журналы помещают на свои обложки моделей plus-size, подбирают для них гардеробы, рассказывают о трендах.
В России бодипозитив только развивается. Когда в США он был на подъеме – в 2016 г., у нас в стране о нем практически не говорили. Лишь единично глянцевые журналы, например, ELLE, упоминали название движения, однако контекст был совсем не бодипозитивный – авторы писали об антицеллюлитной косметике и не считали, что о бодипозитиве нужно говорить.

Тем не менее, армия россиян, выступающих за идею «мое тело – мое дело» росла и растет до сих пор.
У каждого бодипозитивного человека своя история в этом неоднозначном явлении – кто-то недавно победил один из множества своих комплексов, а кто-то, приняв себя, построил карьеру.
Нике, победительнице 2 сезона шоу Model XL, в младшей школе приходилось выслушивать постоянные оскорбления в роде «жируха», «толстая», все по стандарту. Фигуристой девушка была всегда, сколько себя помнит – генетика такая: все в семье крупные. Постепенно Ника набирала и набирала вес, но всегда тело было в норме и смотрелось гармонично.



«Это была такая приятная пышная полнота. В детстве у меня был диатез, и мама постоянно меня ограничивала сладостями. Когда у меня стали появляться карманные деньги, у меня сносило крышу и я могла сразу съесть пачку чипсов или плитку шоколада. При этом я занималась спортом и питалась хорошо, но срывы были».
Тем не менее в школе были постоянные стычки. Гадости говорили в лицо, писали в школьном паблике «Подслушано», были и жесткие моменты.
«Сменку мою выкидывали, бывало. Еще я могла стоять, а меня окружали люди, и каждый говорил оскорбления. И с одной стороны, я была изгоеем, а с другой – со мной люди общались».
Сначала были обиды, Нику задевало поведение сверстников, но однажды она стала интересоваться макияжем. Потом начала ухаживать за собой и заметила, как превращается в настоящую принцессу.
«От этого у меня появлялась уверенность в себе. Как только я начала себя ценить, любить, уделять себе время, стараться работать над своим внешним видом: всегда перед школой я долго стояла перед зеркалом, где-то по 1,5-2 часа, подбирала образ. Люди чувствовали мою уверенность и перестали меня обижать».
Буллинг и сейчас есть в жизни Ники, однако девушка не задумывается о том, какие слухи о ней ходят. Если раньше она пыталась отшучиваться от негативных комментариев и язвить, то сейчас, как только их видит, сразу блокирует автора.

Ника участвовала в проекте Model XL и не просто участвовала, а стала его победительницей. На проекте девушка пробовала себя в роли модели, оттачивала свои навыки и продолжала борьбу с комплексами. Но даже после проекта девушка читала комментарии о себе, сейчас – игнорирует. Это касается и близких, если они критикуют девушку тогда, когда она их не спрашивала, Ника некоторое время с ними не общается.
«Был и такой случай. Я общалась с одним известным человеком, и он мне сказал, что не может воспринимать меня, потому что я полновата, говорил мне, что если бы я похудела на 15-20 кг, то мне пошло бы это на пользу. Я сказала ему, что это его мнение, я понимаю, что я не нравлюсь всем, но я нравлюсь себе – и это главное».
Фото: https://www.instagram.com/miss_adoll/
Тело свое Ника приняла недавно, когда началась самоизоляция из-за пандемии. Она листала Instagram и увидела одну plus-size модель. Вдруг к Нике пришло осознание, что она красивее этой девушки.

«В одну секунду я приняла в себе абсолютно все. Я себе нравилась всегда, но мне всегда хотелось что-то поменять. Да, сейчас я тоже хочу в себе что-то поменять – это здоровый интерес. Даже перекрасить волосы – ты становишься другой. Это супер интересно. Есть моменты, которые я корректирую, но есть большая разница – либо ты делаешь с ненавистью к себе, как в тюрьме, либо ты делаешь это через любовь и здоровье».
И в проект Model XL девушка попала случайно – она просто поверила в себя, подала заявку и оказалась на подиуме. Самым сложным на проекте для Ники были коммуникации – она любит находиться одна, смотреть фильмы, гулять. Однако на шоу ей пришлось жить среди одних и тех же людей несколько недель – у девушек забирали телефоны, а видеть постоянно одни лица – утомляло и даже бесило, говорит Ника. Тем не менее, проект помог 19-летней девушке выбраться в большой город и настоящий модельный бизнес.
«После проекта я переехала в Москву и сейчас являюсь одной из самых востребованных моделей столицы в своей нише. Я считаю, что я оставляю достаточно большой след для российской индустрии plus-size, я хочу, чтобы люди понимали, что и в 100 кг можно быть красивой».
Что касается поддержания тонуса для моделинга – Ника следит за качеством своего тела. Однако она не сидит на диетах и вообще не любит это слово. Она старается не ограничивать себя в еде, но чувствует свое тело и дает ему то, что оно хочет, но в разумных количествах.
«Диета – это нездоровое слово. Человек, если у него все хорошо с головой, он знает, что питаться нужно хорошо – овощи, фрукты, крупы. Но, если человеку хочется чего-то сладкого или фаст-фуда, он не будет себе отказывать – он просто захотел. У меня раз в неделю или раз в три дня бывает такое, что я хочу какую-то гадость. Я не ограничиваю себя. У меня интуитивное питание».
Сейчас вес Ники более 100 кг, однако качество ее тела чаще лучше, чем у худых людей – все благодаря питанию, спорту и любви к себе.
«Хочется, чтобы люди друг в друге видели больше добра, больше красоты. Люди не должны зацикливаться на других, они должны следить и ухаживать за собой. Например, я себе готовлю, я смотрю составы, чтобы кормить себя хорошо, потому что я себя люблю».
Фото: https://www.instagram.com/miss_adoll/
Недавно Ника побрилась налысо – девушка любит пробовать разные образы, экспериментировать с одеждой, обувью, макияжем. Совсем скоро Ника выйдет на мировой модельный рынок – для этого ей придется сбросить пару размеров одежды, но девушка утверждает, что это будет изменение в ее пользу, а не вопреки здоровью. Все потому, что Ника придерживается стратегии: любые перемены должны быть сделаны с любовью к себе и ради себя лучшей.
«Бодипозитив – это не про лень и не про ненависть. Это о том, чтобы стремиться к лучшей версии себя, чтобы принять себя, полюбить свой целлюлит, свои растяжки. Изъяны других людей – не твое дело. Тебя не должно волновать, почему человек полный – может, у него проблемы с гормонами. Или, например, лысая девушка – может, у нее рак? А вы идете и осуждаете. Я считаю, что бодипозитив нужен для того, чтобы менять себя в лучшую сторону, и чтобы люди концентрировались на себе, а не на других, чтобы социум не гнобил больного, толстого, грязного человека, а принимал его так же, как принимает себя».
Как спокойно жить в теле, если в нем есть патологии? Все равно приходится себя постоянно ограничивать, загонять в рамки, пытаться скрыть особенности. У Насти синдром Паркса Вебера. Организм девушки функционирует не так, как у всех – кровь течет по-другому, одна нога длиннее другой на 4,5 (!) см.
Всю жизнь ей приходится носить компрессионный трикотаж на одну ногу – она не может без него даже встать с утра.

Но если его можно скрыть под одеждой, то специальную ортопедическую обувь – никак. С нее начались оскорбления в начальной школе – все обращали внимание на ноги.
«Были недопонимания и издевки на протяжении почти всех школьных лет, в начальной школе я научилась с этим справляться и справлялась успешно. Я научилась не обращать внимание на это. У меня были замечательные отношения с одноклассниками, не считая некоторых ситуаций. После того, как я поправилась, прибавилась еще и неуверенность из-за полного тела. Это было лет в 13-14. Тогда я не понимала, что со мной происходит, но сейчас я поняла – это было заедание эмоций и стресса – компульсивное переедание».
Настя – булемик, у нее идет ремиссия. Сейчас девушка понимает, в чем причина, и справляется с ней, а в школе она пыталась всяческими способами стать такой, как все – пробовала худеть разными путями.
«Я думала, что меня не примет общество и я стану тем самым изгоем – это было моим большим страхом. Но похудеть не получалось из-за компульсивного переедания. Страх все уплотнялся и уплотнялся, а потом складывался с инвалидностью».
Из-за врожденного синдрома Настя понимала, что с ней что-то не так. С детства она видела различия между собой и другими детьми. Когда ей было 3-4 года, к ней мог подойти мужчина и спросить, что с ней и почему у нее какие-то пятна на ногах.
«У меня по телу кофейные пятна и на ногах их много. И в детстве, когда во мне просыпалась бодипозитивщица, раньше я подбегала к маме и спрашивала: "Почему взрослые дяди спрашивают, что у меня с ногами, если это мои ноги, а если я на них что-то нарисую, они тоже подойдут ко мне и спросят, что я сделала, они же не имеют право"».
Изменить свое тело, сделать ноги одинаковой длины, убрать пятна на своем теле или сделать татуировку под цвет кожи – что-то нереальное, когда у тебя мутация. При этом мутация генная – такая у Насти – и шанса что-то поменять, удалить, исправить у нее нет. Она прошла через много больниц и врачей, пыталась с родителями найти решения своего недуга.
«Когда понимаешь, что сейчас у тебя хорошее состояние данного заболевания, нужно научиться с этим жить. Когда знаешь, что шанса изменить себя у меня нет, я осознаю, что могу своим примером показать: каждый из нас имеет право отличаться».
Фото: https://www.instagram.com/fastananas/
Настя ведет страничку в Instagram, где публикует свои модельные фото и рассказывает о любви к себе. Сначала ее родителей шокировало, что девушка выходит и показывает свое тело, что она не стесняется его.
«Для родителей – большая травма, что ребенок родился с недугами и может вызвать общество на разговоры, а затем встает в позицию "не скрывать, а разговаривать об этом и показывать это". В начале семья офигела, потом приняла. Они всегда меня принимают, разделяют мои интересы, поддерживают и ценят».
С друзьями ситуация немного другая, точнее со знакомыми. Некоторые приближенные к Насте люди отвергали идеи бодипозитива, некоторые до сих пор считают, что это пропаганда жира, что девушка несет вред массам, и ей пора заканчивать с этой деятельностью. Однако все приходит к простой истине: каждый имеет право заниматься тем и думать то, что ему нравится.
«Кстати, сейчас те, кто являлся противниками моей деятельности, становятся фанатами, интересуются моим делом. Аккаунт мой, fastananas – "бодипозитив на короткой ноге" был вдохновлен парнем, который не очень это все воспринимал. В какой-то момент он пошутил: "Aся, мы же с тобой на короткой ноге". Он мне подмигнул, а я подумала: "Он серьезно пошутил над моим синдромом, который делает мою жизнь другой, приносит боль и ограничения?"»
Это на самом деле было так. В тот момент Настя подумала, что у нее смешные друзья, а сама была в шоке. Затем девушка раскрепостилась и в очередной раз убедилась, что недостатки – это не что-то плохое, а то, над чем можно шутить и не нужно скрывать.
«Я считаю, что мы все в праве выглядеть так, как мы хотим выглядеть. Критика, конечно же, есть, многие люди не понимают, зачем я пытаюсь выделиться, надев один чулок, и почему я имею право не скрывать это. У меня немного другая позиция: я считаю, что, если мы другие, мы не должны этого стесняться. Если это не портит жизнь другим людям, если это не задевает их личные границы».
Настю критикуют и за то, что она двигается по линии бодипозитива и является лицом свободы от стереотипов. Она показывает свое тело, показывает, что она не худая, но любит себя и свое тело.
«Я показываю, что спорт может быть ради здоровья и ради удовольствия, а не для того, чтобы похудеть. Из-за бодипозитива прилетает много хейта и по поводу веса, и по поводу фигуры, и по поводу чулка и некрасивой, кто-то называет ее уродливой, обуви. Я думаю, они имеют право так думать, другое дело – ни у кого нет права меня осуждать. Этого права никогда не будет».
Фото: https://www.instagram.com/fastananas/
Девушку не задевают негативные комментарии, оскорбления. Она не отвечает им тем же, а ведет себя спокойно, с добром и пониманием – эти люди не понимают, зачем ей бодипозитив, почему и как она дошла от ненависти к любви.
«Они воспринимают меня как некого врага, который пытается разрушить здоровую красоту, но я лишь хочу показать, что у каждой девушки на планете, есть право выглядеть так, как она хочет».

Карине 20 лет, и у нее «тело в теле» – так она утверждает сама. Она не считает себя полной, однако склонность к этому у нее есть и досталась от мамы. Как многие подростки, в 14-15 лет Карина не любила себя и была недовольна своей внешностью и фигурой – постоянно задавала вопрос:


«Почему все девочки худые, а я нет? Что со мной не так? До 14 лет меня одевала мама, это не особо радовало. У родителей не всегда вкусы совпадают с нашими, а с модой, тем более – они делают только хуже и подчеркивают то, что не надо выделять».
Девочка-подросток смотрелась на себя в зеркало в той одежде, которую купила мама, и понимала, что что-то точно не так. Карина начинала себя ограничивать, пробовала какие-то диеты, но не понимала, как они работают на самом деле, и думала: можно же просто ничего не есть и сидеть на питьевой диете. Любимый способ навредить себе у анорексичек. Однако лишний вес был у Карины только в ее голове:
«По поводу лишнего веса меня никогда не оскорбляли сверстники. Этот "загон" всегда был в моей голове. Как-то мой лишний вес никогда никого не волновал».
Но, если от мамы, как рассказывает Карина, ей досталась склонность к полноте, то от папы – уши «торчком». За лишний вес сверстники девочку не оскорбляли, а вот за уши – отрывались по полной.
«Доходило до истерик, как в американских фильмах. Было как-то, что ко мне подошли мальчики на перемене, встали на колени и начали приговаривать: "Прими нас в клан ушастых, прими нас в клан ушастых"».
Комплекс по поводу торчащих ушей у Карины начался не с оскорблений сверстников, а в семье – в садик мама заплетала Карине косички ближе к ушам, чтобы казалось, что уши торчат из-за прически. Тогда Карина поняла, что с ней что-то не так, и это продолжалось до 8 класса, мальчишки в школе называли девочку некрасивой, указывали на особенности ушей, а Карина все больше из-за этого переживала:
«Я рыдала. Я очень сильно рыдала. Я не хотела ходить в школу. Для меня каждый день был ад – заставить себя идти в школу. Я плакала. Я истерила. Мне было страшно ходить в школу. Дети злые… Хотя сейчас я смотрю фото и понимаю, что не так уж и сильно у меня торчали уши».
Фото: https://www.instagram.com/kari.riina/
Однажды мама Карины принесла домой журнал «Шанс» – на одной из страниц было объявление про акции на отто-пластику – это эстетическая хирургия – операция на уши.
«Я помню этот день. Это было осенью перед каникулами. Она [мама] подходит, кладет передо мной газету на стол и говорит: "Надо?" Я сказала, да. Она в тот же день позвонила, мы записались на консультацию».
Карине провели операцию, она была счастлива и хотела скорее похвастаться подружкам. Но девочке пришлось некоторое время ходить в повязке, чтобы уши привыкали к новой форме. Когда Карина пришла в школу, кто-то над повязкой посмеялся, кто-то вообще никак не реагировал. Затем Карина завела подружку в туалет и сняла ткань.
«Я говорю ей: "Смотри!" Но она удивилась и сказала: "А что изменилось?" В тот момент я поняла, что меня унижали и буллили не из-за ушей, а из-за меня самой: я зациклилась на своих проблемах и позволила меня обидеть».
Теперь Карина утверждает, что ей неважно мнение других по поводу ее внешности. Тем более сейчас, когда прогрессирует движение бодипозитива. Девушка реагирует на критику спокойно, а иногда даже смеется. Например, был такой случай. У Карины широкие армянские брови – опять из-за корней – ей написал знакомый во «ВКонтакте» и отправил фото пинцета со словами: «Это тебе пригодится». Мол, брови некрасивые и их надо выщипать.
«Мне было так смешно. У меня появился первый хейтер. После истории с ушами я поняла, что я нормальная. Любой человек – нормальный. Теперь я знаю, что я классная, и никто не имеет права меня оскорблять, пока я не позволю – а я не позволю!»
Небольшая полнота, уши и брови – это еще не все. У Карины 6 татуировок, и она начинающий тату-мастер. Но, если за прошлые «недочеты» во внешности ее унижали посторонние люди, то за рисунки на теле с ней не разговаривает мама – вот уже полгода. Хотя девушка ожидала другой реакции от своей семьи – она думала, что мама примет ее изменения на коже, а папа – отвергнет. Однако вышло все наоборот – отец одобрил тату и сказал, что жизнь Карины, ее внешность и ее профессия – это ее дело. Молодой человек Карины и ее друзья тоже рады татуировкам, а те, кто знает Карину как девочку-ботаничку в очках и рубашках, очень удивляются, когда она надевает футболки и открывает свои рисунки.

Кстати, об открытом теле – Карина говорит, что не против фотосессий в стиле «ню», потому что это красиво и эстетично.
Фото: https://www.instagram.com/kari.riina/
«Я не против фотографий открытого тела – я даже за и планирую провести фотосессию в нижнем белье. Это крутая практика увидеть себя со стороны, в разных ракурсах. Я фотографировала себя не как обычно – красиво, выгнув ножку, а такой, какая я есть. Я смотрела на снимки и понимала: какая я красивая. Во мне половина армянки, она меня останавливает, чтобы публиковать фото в ленте, но иногда я выкладываю в Stories, для близких друзей. Но вообще я очень люблю эстетику тела, особенно женского – я люблю смотреть красивые фото, линии, черты».
Еще один шаг к принятию себя Карина приняла полгода назад – она ушла в вегетарианство и обратилась к экологичному отношению к себе. Она слушает свой организм, когда он голодный, когда он сытый, когда ему не хватает витаминов. Она перестала воспринимать еду как удовольствие: теперь девушка не смакует за обедом. Ее цель – получить энергию.

Также Карина рассказала, что она даже похудела, будучи вегетарианцем, потому что пришлось отказаться от фастфуда и сосисок. Но похудение было не целенаправленным – просто так вышло. А вообще девушка считает, что даже, если кто-то пытается сбросить вес специально – это должно быть ради своего тела, а не во вред ему.

Однако многие противники бодипозитива заявляют: если принять себя, можно «забить» на свое тело и прийти к ожирению. Вот, что на этот счет думает Карина:
«Бодипозитив – это все-таки о любви к себе. Если ты любишь себя, ты не допустишь ожирения. Экологичное отношение к себе – это не значит, что ты приняла себя и сказала: все, не буду брить ноги, не буду худеть. Нет, ты можешь делать себя лучше, но не в гонке за идеальной внешностью, а, чтобы тебе было комфортно и приятно в своем теле. Ведь тело одно, а жизнь короткая – нет времени загонять себя в рамки, выполнять установки, готовиться к лету – взяла купальник и пошла на пляж – все просто. Тело для того, чтобы жить».
Как мы говорили ранее, бодипозитив – явление в обществе неоднородное и вызывает разные реакции как у его сторонников, так и экспертов различных областей. Так как бодипозитив чаще всего затрагивает и привлекает людей с лишним весом, мы поговорили об этом движении с диетологом Анастасией Юдиной. Вот, какие плюсы и минусы она выделила.
Плюсы
Не навредить
Бодипозитив изначально создан, чтобы люди не причиняли себе вред в погоне за «идеальным» внешним видом. Желание соответствовать принятым в обществе стандартам, в первую очередь это касается фигуры и веса, порождали расстройства пищевого поведения – анорексию, булимию, компульсивное переедание. Девушки и женщины, стремясь к «90-60-90» вредили себе: пытались экстренно худеть разными диетами, вроде недели на гречке или еще хуже – дни на воде. Бодипозитив помогает избавиться людям от этой «гонки» и становиться лучше для себя самого, себе во благо.
Сменить образ жизни
Принятие себя и своего тела позволяет легче снижать вес, если это направлено на борьбу с заболеваниями, например, сахарным диабетом. Если человек действительно относится к своему телу позитивно – он будет стараться победить лишний вес, когда это грозит его здоровью. Для этого он может увеличить свою активность, сменить пищевые привычки. По данным диетологов, гиподинамия – главная болезнь ХХI в., которая часто становится причиной ожирения. Когда человек придерживается «здорового» бодипозитива – он не запустит свое тело, а, наоборот, изменит свою жизнь к лучшему.
Искоренить буллинг
Бодипозитив как общественное движение направлен на борьбу с буллингом, в частности, фэтшеймингом – притеснения и осуждения людей с лишним весом. Он уверяет, что внешность – не главный критерий личности, а за лишними килограммами скрывается, например, тонкая натура. Главное, чтобы люди, в сторону которых направлен фэтшйминг, поняли, что проблема у них в голове – когда они станут уверенными в себе, они не позволят себя унижать. Так было и с девушками-героинями историй, как только они разбирались в себе и принимали свои комплексы – они переставали быть объектом буллинга.
При этом у бодипозитива есть и минусы, которые Анастасия соотнесла с неправильным пониманием сущности явления и его перехода от движения к ложной идеологии. Такие отрицательные черты бодипозитива приводит диетолог и другие эксперты.
Минусы
Навредить еще сильнее
Часто за бодипозитивом люди с лишним весом ищут оправдание своей полноты. Они считают, что могут быть с большими цифрами на весах, несмотря на какие-то противопоказания и болезни. То есть вместо того, чтобы следовать рекомендациям врачей и следить за качеством своего тела и здоровьем всего организма, они перестают контролировать себя и встают в позицию: «Я бодипозитивный, я такой, какой есть, поэтому не нужно меня трогать и пытаться изменить». Такое мышление приводит к осложнениям – например, вызывает, сахарный диабет, либо осложняет его, или ожирение.
Вседозволенность
Некоторые эксперты считают, что при неправильной трактовки сущности бодипозитива, люди забывают об элементарных вещах – эстетике и гигиене. Некоторые, когда говорят, что они бодипозитивные, они расслабляются и перестают ухаживать за собой. Многие сторонники движения считают, что они не должны брить разные части тела, не должны ухаживать за своей кожей и волосами. На самом же деле, если человек хочет следить за собой и быть лучше, то он может это делать. Ведь бодипозитив – это прежде всего про выбор. Небритые подмышки – вовсе не показатель бодипозитива, его маркер – любовь к себе и создание лучшей версии себя через эту любовь.
Отвержение стройности
Есть мнение, что избавление общества от фэтшейминга может породить агрессию к стройности. То есть, если движение перерастет в идеологию, могут появиться новые стандарты, где не будет места худым людям. Однако, утверждает Анастасия, стройное тело, если оно получает должное количество правильной пищи и ухода – это здоровое тело. Организм с ожирением и излишними килограммами – никогда не будет здоровым, если считать его идеальным. Здесь дело в другом – люди при большом весе утверждают, что полнота – это хорошо, а «вечно-худеющие» личности – не здоровы. На таком неверном суждении строится и дискриминация стройности.
Несмотря на то, что большинство опрошенных считают, что бодипозитив обществу нужен, в целом, отношение к движению остается нейтральным.

Большая часть респондентов утверждает, что не обращает внимание на особенности внешнего вида других людей. Меньшая — молча осуждает то, что не устраивает в других.

Тем не менее, бодипозитив продолжает развиваться в России. Например, все больше модных журналов показывают моделей plus-size, онлайн-кинотеатры выпускают фильмы и проекты о людях, которые принимают себя и борются со своими комплексами, на телевидении — то же самое.

Однако общество не до конца определилось: быть за бодипозитив или против. О том, какое будущее ждет это движение в России — рассказал социолог Андрей Шалимов.
Андрей Шалимов
социолог
— Как вы думаете, что значит появление такого явления, как бодипозитив, для общества?
— Как мне кажется, бодипозитив – один из звоночков новой эпохи, эпохи, в которой снимаются психотравмы, комплексы, ограничения, который были у общества в ХХ в. Вообще, мы как жители XXI в., смотрим на своих родителей и на их родителей, мы видим, как их комплексы повлияли на создание целых индустрий, на создание каких-то дополнительных элементов в обществе, структуры и так далее.
— Какие проблемы оставил в наследство обществу ХХ в.?
— Страх собственного тела и его непринятие были связаны в ХХ в., во-первых, с развитием моды, с развитием различных стандартов красот, которые постепенно дошли до самой крайней точки, и в этом смысле, анорексия, которая в 90-е и 00-е стала приниматься не нормой, а стандартом красоты. Это крайняя степень, до чего дошла эта индустрия, вот этот комплекс, когда тело пряталось и уничтожалось. Одежда давила на тело, в этом смысле бодипозитив – отказ от страха тела.

Бодипозитив в первую очередь связан с непринятием буллинга, в этом смысле поколение миллениалов и следующие за ним поколения – поколения, которым предстоит вытеснить буллинг из различных сфер. Этих сфер много до сих пор – это опять же наследие ХХ в. В нашем веке, я надеюсь, что общество постарается избавиться от агрессивных форм взаимодействия в обществе, и оскорбительного поведения по отношению к непохожим.
— Как сейчас в обществе развивается бодипозитивное движение?
— Интересно, что в обществе параллельно идут два движения – бодипозитива и развитие зож, физкультуры, спорта, активности, отказ от механических видов передвижения. Количество людей, которые регулярно занимаются спортом и проводят как можно больше времени на свежем воздухе, в прогулках, в пробежках, будет увеличиваться так же, как будет увеличиваться процент людей, которые принимают особенности своего тела и в этом смысле борются с собой, но не переходят в девиантную форму, как это было в прошлом веке.
И про деление на передовые общества и глубоко провинциальные: в последние такие движения приходят постепенно и вызывают всякие насмешки, отказ от них, как сейчас в России смеются над Европейскими ценностями – это признак того, что наше общество провинциальное. Дальше будут приходить западные тенденции в России, и так же они будут по России перемещаться. То есть, будут появляться центры, в которых это становится уже принятой нормой, и будут очаги сопротивления, в которых это будет подвергаться различному непринятию. Это постепенный процесс, который будет распространяться от культурных центров к окраинам.
— Как вы думаете, есть ли у общества шанс навсегда избавиться от буллинга?
— Дело в том, что носители идеологии – активисты, которые будут распространять новые вот эти ценности, новые маркеры, они очень нужны, особенно в провинциальных обществах, потому что нет прецедента, нет развития этой культуры. Соответственно, принятие бодипозитива, ЛГБТ-движений, это все связано с тем, что в обществе появляются их представители, активисты, которые собой демонстрируют, что это нормально, что так должно быть, что это новая норма, и дальше не будет ни буллинга, ни шовинизма, ни непринятия какого-то, будет вот так. Нетерпимое меньшинство, которое продвигает эти новые, правильные маркеры, это то, что очень важно. В тех провинциях, где будут появляться такие деятели, в них изменения будут происходить быстрее, где не будет таких – эти регионы останутся такими регрессивными такими, залежавшимися уголками. И опять же таких уголков провинциальных, их в мире большое количество, они зависят от количества людей, которые готовы их продвигать.
— Что мешает развиваться социальным меньшинствам?
— Главную угрозу для меньшинств представляют люди, которые сопротивляются каким-то ценностям, таким явлениям, у нас в городе принято посмеиваться над харассментом – это не мало важно связано с блогерским фейсбуковским сообществом, которое считает харассмент допустимым. Есть люди и их последователи, которые оправдывают харассмент, если они будут сопротивляться бодипозитиву, и это будет замедлять этот процесс, это потеря лет – это все от комплексов, которые несет ХХ в.

ХХI в. должен быть другим. Это звоночек XXI веку.
После всего написанного и прочитанного возникает вопрос: принимать свое тело таким, какое оно есть, или все-таки менять его? Конечно, каждый человек решает сам, как ему жить и что делать со своим организмом.

Главное, считают эксперты, должна быть золотая середина между «вседозволенностью» и «ненавистью к себе». Однако, что делать: принимать себя или нет – выбор конкретной личности. И никакое общественное движение не должно решать за человека, кем ему быть
Проект создан студенткой Сибирского федерального университета
Татьяной Шунковой

«ТВК-Красноярск»
2020-2021 гг.

© All Rights Reserved. Acme Inc.

Made on
Tilda