«Неравнодушные»: музейно-театральная студия «Сибирячок»

1806

14 августа


«Неравнодушные» – совместный проект ТВК и Фонда Михаила Прохорова. В нем красноярцам рассказывают истории о местных культурных и инициативных деятелях, которые живут рядом с нами.

В новом выпуске Наталья Кечина рассказывает про уникальную музейно-театральную студию «Сибирячок». Единственный в стране детский театр при музее был создан по инициативе Полины Астафьевой, актрисы и внучки сибирского классика Виктора Астафьева.

«Последний поклон. Инверсия» – за этот спектакль детская музейно-театральная студия «Сибирячок» уже во второй раз была отмечена фондом Михаила Прохорова и стала грантополучателем. Были и другие признания, в том числе «Сибирячок» стал номинантом первой степени международного конкурса Всероссийского фестиваля «Время Победы».

Единственный в стране детский театр при музее был создан, по большому счету, благодаря инициативе и энергии Полины Астафьевой, актрисы и внучки сибирского классика Виктора Астафьева. Полина Геннадьевна Астафьева с 2011 года – заведующая отделом творческого развития Красноярского краевого краеведческого музея. С 2016 – художественный руководитель театра «Сибирячок».

Спектакль «Трещина» создан по одноименному неопубликованному киносценарию Виктора Астафьева, за основу которого и взята повесть «Кража». С нее все и началось. Это любимое произведение Полины, и с идеей поставить по нему спектакль она жила много лет. Мечта осуществилась благодаря поддержке краеведческого музея и неугомонной Валентины Ярошевской. Надо сказать, что за жестокую астафьевскую историю из детдомовского прошлого 30-х годов по сути никто не берется. Это невероятно тяжелое произведение. Трещина – символ, звучащий в устах заведующего детдомом: «Если мир расколется, трещина пройдет, прежде всего, по судьбам детей». А именно дети не испугались.

«Они отдаются, они в это верят. И вообще сила ребенка в том, что он верит в предлагаемые обстоятельства. Взрослый начинает искать нюансы – такого быть не может и т д. А для детей остается какая-то фантазия, они могут в это поверить. Сложность только в том, что это дети. Но если ты будешь понимать, что это дети, то сможешь с ними работать», – поделилась Полина Астафьева.

Изначально принципиальная установка «Сибирячка» – это не будет самодеятельностью в сельском клубе. Наставники молодых дарований – только профессионалы – актеры, режиссеры. Три кита – речь, актерское мастерство, сценическое движение. Им, которым хоть и нет еще восемнадцати, не положено никаких поблажек и скидок, только бесконечный труд.

Труппа театра – те, кто выходит на сцены разных площадок, в том числе и российских, – это 12 человек. Худрук Полина Астафьева подчеркнуто называет ребят актерами и утверждает: ее воспитанники не хуже взрослых, они лучше, хотя бы потому что могут самозабвенно с полной самоотдачей работать по 7-9 часов ежедневно, не получая, в отличие от дипломированных актеров, за это оплату.

«Я этим занимаюсь и отдаюсь полностью. Но все-таки ты не раскроешь свой потенциал, потому что это приходит с опытом. Со временем и на данный момент школа для меня имеет второй план. И повторюсь: все, что делает нас счастливыми, появляется случайно. Каждый день я сюда прихожу с радостью, и здесь я отдаюсь полностью», – поделился Никита Алейников, 15 лет.

Практически все спектакли – по произведениям Виктора Петровича Астафьева. Многие о войне. Все сложные тексты, которые, кажется, могут прочувствовать только взрослые люди, имеющие за плечами жизненный багаж и что-то пережившие. Но оказалось – подростки, возможно, проникаются историей даже больше. Потому что герои пьес – по сути, их ровесники. Очень доставалось при жизни классику за то, что он кричал в своих текстах о том, война – это никакое не геройство, это всеобщее горе, когда страна захлебывалась в слезах и утопала в крови.

 На сегодняшний день в «Сибирячке» занимается 40 человек. Сюда может прийти попробовать свои силы любой желающий, начиная с начальной школы. С 13 лет – старшая группа. Есть уже свои старожилы. Отличие этих ребят от многих своих сверстников в том, что они очень много читают, да и наизусть приходится запоминать большое количество текста. Любимый писатель, не трудно догадаться, Виктор Астафьев. Но благодаря ему приходится брать в руки и много других книг.

 «Мои дети приходят, курящих – единицы. Мое поколение – мы все курили. Это отдельная тема детей. Они умнее нас, они начитаннее нас. Вкладывается очень много информации. У них есть развитие, есть интернет, они интересуются. Главное – им рассказать. Если они читают, они же это воспринимают. Они задают вопросы, если ты умеешь отвечать на эти вопросы, они – тебе. Если сопереживают, они смогут это передать», – поделилась Полина Астафьева.

Иногда, конечно, говорит Полина Геннадьевна, дети вживаются в образ так, что начинают жить не своей жизнью, а жизнью героя. Этим грешат и профессиональные актеры. И этому тоже приходится учить – уйдя со сцены, снять костюм героя.

Конечно, некоторые проходят через «Сибирячок» транзитом. Но главная проблема тут – текучка по причине окончания школы и поступления главным образом в театральный вуз. В этом году ушли четверо. Гудков Миша поступил в театральную школу «Табакерки», остальные – в Красноярский институт искусств. Среди них Настя Скокова, дочка Полины и внучка Виктора Астафьева. Утверждает, что на вступительных ей было легко:

«Я характерный герой. Поэтому мне было довольно легко, потому что таких как я было мало, и я отличалась и подготовкой. Потому что я 5 лет здесь, и сколько я перетерпела здесь. Научилась всему, поэтому этот скил-навык помог мне там. Я должна совершенствоваться и идти к тому, чтобы достичь каких-то успехов, чтобы тогда уже мои дети говорили – а вот моя мама – такая то. А у меня прапрадед – и так далее».

Еще больше чем с Насти, спрос всегда был с Полины Геннадьевны. Мама умерла, когда девочке было 4 годика, и родителями для Полины стали дед с бабушкой. В детстве у ребенка, конечно, был своего рода протест – ведь постоянно сравнивали с дедом, а ей хотелось быть самодостаточной. Когда Полина выросла, поняла, что свою фамилию надо носить достойно, чтобы не было за нее стыдно ее знаменитому дедушке. Он не дожил до того момента, как его внучка организовала театр, где ставит астафьевские спектакли. Но, как бы к этому кто не относился, мысленно Полина всегда в своем начинании обращалась к Виктору Петровичу и уверена – он бы «Сибирячок» точно благословил.