«Неравнодушные»: история «Театра на крыше»

1826

28 августа


В новом выпуске проекта Натальи Кечиной «Неравнодушные» рассказываем о «Театре на крыше» – одном из символов культурной жизни Красноярска. В этом году проекту исполнилось 10 лет.

«Неравнодушные» – совместный проект ТВК и Фонда Михаила Прохорова, посвященный местным культурным и инициативным деятелям, людям, которые живут рядом с нами.

Моноспектакль «Моя Психея» с актрисой театра Пушкина Асей Малевановой – долгожитель «Театра на крыше», он идет уже пятый год. «Психея» – последняя постановка в юбилейном театральном сезоне.

Когда идейные вдохновители начинали все это 10 лет назад, они в самых смелых фантазиях представить не могли, что эта «пластинка» получится до такой степени долгоиграющей, что «Театр на крыше» станет одним из символов культурной жизни Красноярска.

«Когда закончился первый сезон, нам начали писать люди: "Когда еще? Давайте делать еще!" Мы не собирались делать еще, но заявок было так много, что мы сделали второй сезон. Потом по накатанной, как снежный ком, получилось», – рассказывает руководитель проекта «Театр на крыше» Лера Афонина.

Валерии Геннадьевне Афониной 38 лет. Образование – высшее, по специальности «журналистика», работала в отделе маркетинга телекомпании ТВК. С 2011 г. – руководитель проекта «Театр на крыше». 

«Пат, или игра королей» чешского драматурга Павла Когоута – первая постановка театра. И она была обречена на успех.

Как удалось уговорить самых известных пушкинцев – ныне покойного народного артиста Валерия Дьяконова и заслуженных артистов супругов Михненковых – сыграть в столь непривычном антураже? Мэтры не смогли устоять перед молодой энергией и обаянием, не иначе.

Сама идея «Театра на крыше» родилась в отделе маркетинга телекомпании. Летом. Это, как известно, мертвый сезон на телевидении, не говоря уже про театр. Но летом театралов меньше не становится.

«У нас было больше свободного времени и больше энтузиазма, и как-то раз с Леной Городецкой думали – что бы такое сделать летом? Интересное мероприятие, чтобы туда точно пошли наши друзья. То, что будет интересно пиарщикам, креативному классу», – вспоминает Лера Афонина.
Возникла идея совместить, казалось бы, несовместимое – театр и совсем необычную для постановок площадок крышу. Первой стала крыша OSHO-центра. Играть на улице под открытым небом – это было, конечно, очень необычным для самых профессиональных актеров.

Народный артист России Валерий Дьяконов (1942-2015 гг.):

«Открытое пространство, близость неба, этот шум… неуловимо эта среда заставляла по-другому существовать».

Владимир Пузанов, актер театра им. Пушкина:

«Это не "вот, здрасьте, с бухты-барахты решили сыграть на крыше". Здесь есть свой зритель и он в театре разбирается и поэтому то, что касается оформления, он нам прощает».

Андрей Пашнин, режиссер, заслуженный артист России:

«Для нас это новая практика. Мы никогда под открытым небом не выступали. Теряется некая камерность. Может, мы теряем в звуке или цвете, но компенсируем это атмосферой и новизной».

Вместо кожаных кресел – удобные пуфики. Вместо буфета с коньяком и бутербродами – горячий чай и кофе. Постепенно театр обзаводился хозяйством – на крыше появилась зеленая лужайка. Да и, войдя уже в раж, организаторы каждый раз креативили как могли. Так появились уютные тапочки, зонтики. На буффонаду по Шекспиру всем выдавали белые воротнички, дабы сжиться с эпохой.

И, конечно, у нас не тропики – погода летом непредсказуема и капризна. Каждый раз, признается Лера Афонина, все участники действа с содроганием думали – а вдруг начнется жуткий ливень? Но факт – на каждом спектакле природа была волшебным образом благосклонна.

Еще о погоде. Лето в Красноярске короткое, но театральный сезон не закрывается с его окончанием. Зимой, весной и осенью выбираются другие площадки по принципу «быть другими и не банальными». Одно представление было в баре «Булгаков», другое – в обычной квартире. Сезон закрывался в большом офисном помещении.

В угоду концепции «быть не такими, как классический театр», перед спектаклем вместо вешалки, буфета и трех звонков появился ведущий. Сергей Григорьев на основной своей работе ведущий теленовостей. Держит руку на пульсе и в курсе, что именно волнует горожан сегодня.

«Зрители приходят в театр, и мы с ними ведем светскую беседу о том, что происходит в Красноярске, о том, что они видят каждый день. Может, дарим какие-то подарки. Но это не суть. Не самое главное. Самое главное – расположить зрителей, чтобы они выдохнули. Чаще всего люди приходят в театр после рабочего дня, после семейных, бытовых дел. Поэтому в театре их надо немного расслабить, чтобы они поняли, что сейчас полностью их вечер», – рассказывает Сергей.

«В "Театр на крыше" пришел зритель, который, может быть, даже в театр не ходил. Это была цель этого проекта. Вообще самая главная задача – популяризировать театр в любом помещении, формате и любом виде», – считает актриса театра Пушкина Ася Малеванова.

 

«Все жанры хороши, кроме скучных» – классик эту фразу вполне мог сказать о репертуаре театра. Двумя словами тут точно не обойдешься. В первую очередь, это, конечно, площадка для театральных изысков в любых проявлениях – пьес, читок, эскизов, чего угодно. Любая инициатива приветствуется при одном условии.

«У нас политика – работать только с профессионалами. Либо с молодыми начинающими режиссерами, но которые себя как-то зарекомендовали. Поэтому у нас играют в основном артисты театра Пушкина, ТЮЗА, иногда даже театра кукол. Но это всегда люди как минимум с образованием и как максимум с опытом. А что касается режиссеров, тут разные бывают истории», – говорит руководитель проекта Лера Афонина.
«Здесь открываются новые дороги для каких-то новых проявлений. Например, я – актриса. Но здесь, в "Театре на крыше" у меня появилась возможность быть режиссером, ставить спектакли. И уже несколько лет я здесь расту в немножко другой сфере», – рассказывает Ася Малеванова.

И все же «Театр на крыше» – площадка, которая открыта по большому счету к любым проявлениям творчества. Здесь выступали музыкальные коллективы – и рок, и джаз. В год пятилетия на крышу дерзнули выйти профессионалы Красноярского академического симфонического оркестра. Россинни, Шостаковича и других известных композиторов на такой площадке – это точно было прецедентом.

Первая профессиональная награда на краевом фестивале «Театральная весна» для «Театра на крыше» была неожиданной. Ее получили в номинации «За особый вклад в культуру». Но главная награда, как бы банально это не звучало – признание зрителей.

В «Театре на крыше» все по-честному. Здесь зритель голосует ногами и рублем, и, если ему что-то не понравится, в этот частный театр, даже по бесплатному пригласительному, он уж точно не пойдет. Кстати, за все 10 лет на спектакли этого театра за 2 недели билеты стабильно раскупают.

«Но я каждый раз говорю, что театр на крыше существует только благодаря зрителям, потому что они никогда практически ни на что не жалуются и даже прощают нам какие-то косяки, потому что, наверное, мы в открытую говорим, что мы существуем за счет билетов. Мы не гостеатр, у нас нет спонсоров, нет партнеров каких-то коммерческих. Сколько вас пришло – столько у нас есть возможности сделать что-то новое», – делится Лера Афонина.
Завершая тему денег. Актеры здесь не получают огромных гонораров. Больше можно заработать на каком-нибудь третьесортном корпоративе. Сюда они приходят получать совсем другое.

«При меньшем финансировании здесь больше возможностей. Как-то так происходит – чем меньше у тебя денег, тем больше фантазии. Включается и начинаешь работать умом», – объясняет Ася Малеванова.

«Уже наконец-то признала к своему возрасту, что это такая зараза, которая во мне живет – желание создать какой-то творческий продукт в театральной сфере. И, условно говоря, когда у меня появляются деньги, хоть какие-то доходы, которые я получила или за счет театра, или за счет других 150 работ, я думаю не о том, чтобы поменять машину или купить сережки. Я думаю: "Так, у меня есть лишние 10 тысяч рублей, какую бы замутить постановку". Мне это нравится, я от этого кайфую. Плюс "Театр на крыше" не позволяет мне остановить эту машину. Когда я устаю, расстраиваюсь, что денег мало, люди пишут: "Давайте, вы классные!". Наверное, это льстит самолюбию и хочется сделать еще что-то, чтобы еще 100 человек сказало, что это классно», – говорит руководитель проекта «Театр на крыше» Лера Афонина. 


Все выпуски проекта «Неравнодушные» можно посмотреть здесь.