«Неравнодушные»: театр марионеток Андрея Покрова

1009

11 сентября


Мужчину, танцующего со своими помощниками – куклами-железными марионетками нынешним летом в центре заметили и даже успели полюбить многие жители Красноярска. Правда, сам Андрей Покров до сих пор только привыкает ко всеобщему вниманию и аплодисментам. В новом выпуске проекта Натальи Кечиной «Неравнодушные» рассказываем об уникальном театре марионеток Андрея Покрова.

«Неравнодушные» – совместный проект ТВК и Фонда Михаила Прохорова, посвященный местным культурным и инициативным деятелям, людям, которые живут рядом с нами.

Андрей Михайлович Покров более 23 отработал в органах МВД. С 2014 он создал собственную мастерскую по производству железных роботов-сувениров.

Марионетки – это хоть и любимая, но только часть коллекции Андрея Михайловича. В одном из отделов центрального магазина можно увидеть все остальное. Опытные автолюбители, попав сюда и начиная внимательно разглядывать железных роботов, впадают в ступор. И как дети начинают играть в «угудайку»: из каких запчастей авто все это собрано.

Остается только бесконечно удивляться фантазии автора Андрея Покрова. В его коллекции есть, например, часы и инопланетный корабль, навеянные фильмом «Кин-дза-за». А также разные человечки – вратарь, охотник, рыбак, даже байкер и его подруга. Причем ни одной детали из постороннего материала – сплошное железо.

Продавец Лариса, она же супруга Андрея Михайловича и, как он шутит, его коммерческий директор, говорит – сюда давно уже некоторые красноярцы ходят как в музей вместе с детьми, которые реагируют на все это с восторгом. Бусинку железному ангелу решила подарить одна маленькая девочка – так она прониклась красотой и необычностью. Бусинку эту не убирают.

«Недавно девочка подошла. Сколько это стоит? А почему это так стоит? Это должно миллион. Я же вижу, сколько труда. А ребенку 5, наверное, лет. Откуда она видит? Как-будто откуда-то из прошлого. Просто нужен необходимый набор деталей. Когда есть он, вот, пожалуйста. Все сложилось в одни пазлы. Пробудешь одно. Не подходит – другое», – рассказывает Андрей Покров.

Как часто бывает – большое видится только на расстоянии, и покупатели из-за границы приобретают этот эксклюзив на «ура». Где-то в Европе несколько советских танков нашли свое место жительства уже в количестве пяти экземпляров. Важный нюанс – все так обработано, что не царапает столы, да и острых незаточенных деталей, которыми можно повредиться, тоже нет. Андрей Покров все всегда делает без предварительных схем и картинок, точнее – «почти» всегда.

«Вы в своем воображении представляете дерево и начинаете рисовать. Вот и я представляю какой-то предмет – танк или мотоцикл. Иногда делаю то, что вижу в свое голове. Вот говорите - делаю ли я на заказ. Когда на заказ делаю что-то, меня ставят в рамки, в которых я не хочу быть, но приходится», – делится Андрей Покров.

Конечно, это не павильон с горячими пирожками, и очереди за товаром здесь не выстраиваются. Но, как утверждают Андрей Покров и его жена, – это по большому счету не для корысти. Лишь бы люди увидели и получили свою, может хоть и маленькую, порцию радости. Жалко, что люди не знают, из какого сора, точнее, из какой груды металлолома рождается вся эта красота.

На лице Андрея Покрова след от пули – это привет девяностым, про эти истории он рассказывать не любит. Отбранив свои положенные 20 лет в системе УВД, Андрей Покров вышел на пенсию в относительно раннем возрасте. И встал вопрос – чем заняться. Он поработал охранником, но «не его». И тут мудрая жена сказала – чем в гараже с мужиками бездарно проводить время, занялся бы делом. Может, робота мне сделаешь? Я такого видела в интернете.

«Женщины все-таки умные, они с другой планеты. В мыслях было машиной когда-то заняться. Запчасти остались, сына машину продали и сделали первого робота. Простенького. На работу ей принес, поставил, и он до такой степени всем понравился, что они выпросили его у нее», – вспоминает Андрей».

Дальше «понеслось». Сутками порой Андрей Михайлович может находиться в гараже за любимой работой среди груды металлолома. Откуда все это добро? Люди приносят. Жена увидит на дороге блестящую запчасть. Слух о Покрове пошел по всему району, и порой ему подбрасывают запчасти прямо под дверь гаража. Отечественные аналоги не выдерживают никакой критики.

«В иномарках самые красивые, конечно, детали. В наших автомобилях мало таких. Наши авто серьезные, как автомат Калашникова. Зазоры большие безотказные. А там зазоры маленькие. Наших деталей уже практически и не встретишь. Я поражаюсь. Это ж какую надо голову иметь, чтобы все это придумать и сделать. И очно все сделать. Но это еще полбеды. Есть такая плита алюминиевая от коробки-автомат. Это ж мозги. Там столько насверлено. Столько сделано! Я думаю – какой человек это придумал, ну это ж невероятно. У меня такое ощущение, что у них связь с космосом. Японцев чем-то там опылили, и они это все придумали, потому что мы до сих пор это сделать не можем».

Народные умельцы – это те, кто, как правило, из деревенской местности и без особого образования. То же самое с Андреем Покровом. Детство прошло в селе, уже в 6 лет он умел рубить дрова, что-то мастерить по хозяйству. Лет в 10 освоил трактор. Каждую детальку нужно очистить, обработать, потом она покроется лаком. Но как нельзя лишний раз вмешиваться в созданное природой, так нельзя творцу вмешиваться в помятое жизнью железо.

«Шлифовка вот непочищенная, а вот почищенная. И даже если какие-то повреждения, они несут свой характер. Я делал, допустим, гладиатора, и у него щит был. Защита от какой-то подвески автомобиля, и она была ударенная. И он с этим повреждением стоял. И сразу видно – гладиатор, который был в бою», – рассказывает Андрей.

Есть деталь немаловажная, не для творчества, а для нашей жизни и здоровья тоже. После использования старые запчасти, с помощью которых ездили по Красноярску, не пригодны, в основном, к употреблению. Если с железом такое происходит, а что говорить про людей.

«Эта ржавчина. Вообще деталь должна была быть блестящая. За зиму – вот последствия реагента. Вот к чему приводит. Такого раньше не было. Вся в гранулах. А это потом все уходит в Енисей, хоть нам и говорят, что это безопасно, но ребята…».

Андрей Михайлович говорит, что уже зарекся общаться с журналистами. Потому что все странным образом всегда сводили к деньгам. Это не великий заработок, на который можно жить. Более того – в прошлом году, в период пандемии, он вынужден был устроить гаражную распродажу. Продал за бесценок купленные когда-то дрели, другие инструменты. В истории Покрова речь уже не про деньги – это про любовь.

«А марионетки, с которыми я выступаю, это живые мои актеры. Продать не имею права никому. Даже отдать. Я и они – одно целое. Вот когда выступаешь, это нейроны, связи. И поэтому у них есть имена, всем присвоены. Хотя я в интернете тоже смотрел».

Это Пол – он создан под впечатлением одноименного фильма про инопланетян. Лила – это из «Пятого элемента». Между прочим, работа с такими героями тяжела и физически. Пальцы Андрей Михайлович обматывает специальными изолентами, иначе руки от тяжести артистов стираются просто в кровь. Но кто как не сотрудник УВД, со шрамами на лице после лихих 90-х, знает, что главное в жизни.

«Чем мы, русские, отличаемся? Мы все суровые, особенно, сибиряки. Вы поглядите. Кто сейчас улыбается? Никто. Тут они хотя бы на секунду. Услышали ли они мелодию, увидели ли дровосека – улыбаются. Я тоже. Глядите: они идут суровые такие все. Вот сейчас музыку включим, они улыбнутся…».