«Чтобы позвонить, нужно лезть на крышу»

как выживают в деревнях Красноярского края
Недавно Сергей Шойгу предложил построить в Сибири несколько новых городов на 300-500 тысяч человек, а лучше на миллион. По его словам, проект разрабатывали два года, и стартует он уже в 2022.

И пока власти хотят возводить новые города, в редакцию «ТВК Красноярск» жители деревень пишут о плохих дорогах, разрушенных мостах, закрывшихся магазинах, школах и многом другом. Они рассказывают, что не могут купить продукты или получить качественную медпомощь. Как живут в поселках и деревнях края и какие там есть проблемы – в материале «ТВК Красноярск».

Связь, автобусы, лекарства
Гамурино и Отношка – названия таких деревень многие наверняка слышат в первый раз. В Гамурино сейчас проживают около ста человек, в соседней Отношке – почти 500. Находятся они в 200 км от Красноярска, в Казачинском районе. И, как рассказывает в своем Instagram девушка Марина, проблем там достаточно.
«В данной деревне (речь о Гамурино – прим. ред.) нет ни одного нормального магазина, где было бы все, что нужно обычному человеку и где бы продавались минимально качественные продукты. Нет ни одной аптеки. Здесь проживают очень много бабушек и дедушек, и чтобы купить им лекарства, нужно ехать до райцентра 2,5 часа », – пишет Марина.
До районного центра добраться тоже непросто: автобус ходит редко, а еще в нем нет печки, говорит девушка. Местный автовокзал закрыт на ремонт уже больше двух лет. В Гамурино нет даже остановки, поэтому зимой люди ждут автобус на морозе, пишет Марина. Связи в деревнях тоже нет, поэтому единственный способ связаться с внешним миром – залезть на крышу:

«Тут нет связи, кто-то догадался поставить себе усилитель связи, но в большинстве своем нужно лезть на дерево и крышу».
Опасный мост
Жители села Каратузского показали усеянный сквозными дырами мост. Фото сделали в начале августа. Конструкция соединяет две части автомобильной дороги, под ней протекает река Каратузка. Местная жительница Екатерина рассказала, что сама чуть не пострадала, когда шла по аварийному мосту:

«Шла домой с работы и чуть не провалилась в яму. Хорошо, что навстречу ехала машина и осветила фарами дорогу – я вовремя увидела, что передо мной провалилось бревно в центре моста».
Екатерина рассказывает, что живет в селе 8 лет и все это время конструкция была в таком состоянии. Однако после публикации ТВК ситуация поменялась в лучшую сторону – с проверкой приезжала прокуратура, дыры подлатали, жителям даже пообещали построить новый мост. Но когда он появится – пока неизвестно.

Дороги
«Крик души жителей Кежемского района» – так описывают единственную дорогу, которая связывает Абан, Богучаны, Кодинск и другие населенные пункты с Красноярском. Гравийные участки занимают не меньше 250 км, говорят местные. Нормальной асфальтированной дороги там никогда не было.
«Мы, жители, платим налоги, многие еще и автокредиты, разбиваем свои личные автомобили, вкладываем в их ремонт немалые деньги. Просьба к краевым властям! Обратите в конце концов на нас ваше "драгоценное" внимание! Сколько просим – ответ один: "Нет финансирования"», – поделилась Анна, местная жительница.
На проблемы с дорогами пожаловались также жители Манского района. До деревни Островки на автомобиле добраться практически невозможно. Дорога гравийная, вся ямах и рытвинах. Сельчане говорят, что обращались в администрацию, но результата это не дало.
Засыпанный колодец
Единственный ближайший колодец пытались отстоять жители села Новопятницкое Уярского района. Он обрушился, и власти, несмотря на просьбы восстановить источник питьевой воды, решили его засыпать. Одна из женщин даже сняла очень эмоциональное видео по этому поводу.

Жители собирали подписи за то, чтобы сохранить колодец, но в итоге это ни к чему не привело. Администрация все же засыпала разрушенную конструкцию. Теперь воду приходится покупать или идти до колонки. Путь до нее занимает около 20 минут. К тому же, часто воды в колонке попросту нет, сетуют местные.
Последний магазин
В апреле 2021 года жители деревни Комарово Большемуртинского района пожаловались, что не могут купить продукты первой необходимости, потому что в населенном пункте закрылся последний магазин. Ближайшая торговая точка – только в соседней деревне. Сельчане говорят, что «держать» магазин невыгодно, ведь в деревне живут всего 30 человек. Предпринимателям приходится работать в убыток.

«У меня никак в голове не укладывается, что в 21 веке в поселке нет возможности купить даже соль, когда интернет в каждом доме. Я, конечно, понимаю, что магазин принадлежал частному лицу, но это же не крайний Север, где авиацией продукты доставляются, это всего 100 км от Красноярска», – рассказала местная жительница Александра.
Сейчас в поселке открыли новый продуктовый киоск, говорит женщина. Но он снова частный, и пока владелец проверяет его на рентабельность. Поэтому останется ли у людей возможность покупать продукты в деревне – вопрос все еще открытый.

«Отжали» спортзал
В Зыково Березовского района у жителей «отжали», как они говорят, единственный бесплатный спортзал. Помещение, в котором десятки лет занимались пауэрлифтеры, закрыли. 40 лет спортсмены содержали зал за свой счет. Предлог для закрытия – якобы помещение подвальное и непригодное для занятий.

Жители устроили народный сход, на место приезжали депутаты и администрация района. Сельчане даже жаловались, что теперь вместо спортзала появится, например, пивнушка. В администрации района жителей заверили – зал просто перенесут в другое помещение. Так и случилось, но этот вариант не устроил большинство спортсменов. Новое помещение, по их словам, оказалось слишком маленьким.

Судьба старого помещения пока неизвестна. Но жители уверены – теперь им завладеет частник.
«В Зыково наконец-то отняли у местных жителей зал тяжелой атлетики имени Александра Таткина, просуществовавший порядка 40 лет. Нашли возможность перевести помещение по документам в подвал и отдали его шустрым предпринимателям для собственных нужд! Спортзал временно перенесли наверх, потом найдут предлог выгнать и оттуда», – пишет в соцсетях мужчина, который занимался в спортзале.
«Грязевой плен»
Каждую весну и осень жители поселка Первомайский Емельяновского района оказываются в «грязевом плену». В этом году из-за неубранной дороги в поселок не смогла проехать машина с хлебом, который привозят только раз в неделю. Ее пришлось вытягивать с помощью троса.

И проблема с продовольствием – не единственная. В межсезонье из-за грязи в Первомайский не могут приехать сотрудники скорой помощи, а сами жители не понимают, как покинуть поселок, чтобы не застрять в пути и вернуться домой. Больше всего местных волнует безопасность детей – в школу они ездят в соседнее село, но из-за качества дороги автобус может просто перевернуться.
5 часов «скорой» помощи
В поселке Большая Ирба закрылся единственный пункт скорой помощи. По словам сельчан, теперь врачей им приходится ждать по 4-5 часов, ведь ближайшая подстанция скорой находится в Курагино, а это 36 км ходу.
«Курагинская скорая помощь не в состоянии обслуживать такую большую территорию. Курагино удалено на 36 км, дороги плохие. Ждать приходится не меньше часа, а иногда все 5. Недавно женщина умерла, не дождавшись скорой – врачи ехали 3 часа», – рассказала Юлия, жительница Большой Ирбы.
Сельчане записали обращение к губернатору. С момента публикации прошла неделя, но пока никакой реакции от властей не последовало, говорят жители. Главный врач Курагинской больницы, к которой относится скорая помощь, опасений сельчан не разделяет. В своем официальном ответе на обращение он заверил, что они, «несмотря на перераспределение кадров, без помощи не останутся».
Разрушенная детская площадка
В поселке Геофизиков Богучанского района дети играют прямо рядом с пыльной дорогой, потому что больше играть им негде. Единственная детская площадка находится в аварийном состоянии. В деревянном полу большие дыры, баскетбольная площадка разрушена. Житель, который снял все на видео, говорит, что занятия спортом в таком случае могут привести к травмам:
«Отправил сына отдыхать к бабушке с дедушкой. Спрашиваю: как отдыхаешь? Хорошо, говорит, только все сломано. Детям обещают спорт, и что мы имеем в итоге? Ни кольца, ни сетки. Тут можно только увечья получать».
Последняя школа
В селе Хайрюзовка Иланского района дотла сгорела единственная школа. Деревянное здание выгорело полностью. Новую школу в Хайрюзовке строить не планируют – это нецелесообразно. Поселок «умирающий», и с каждым годом жителей становится все меньше. В школе учились всего шесть детей, теперь их переведут в здание детского сада.
Нужно ли строить новые города в Сибири, когда в деревнях столько проблем? Об этом «ТВК Красноярск» поговорили с уральским фермером, руководителем хозяйства «Галкинское» Василием Мельниченко.
«Государство не строит новые города на данный момент. Я думаю, что этого проекта еще нет ни на бумаге, ни в расчетах. Если строить город под какое-то серьезное производство, я бы сказал, что более уместно возродить производство в тех же Бийске, Барнауле, Красноярске, которые были центрами машиностроения.

Если бы у нас мощно развились сельские территории, то и в Красноярске работал бы Комбайновый завод. А теперь его нет. В России сельскому хозяйству срочно, прямо сейчас требуется 66 тысяч новых комбайнов, 166 тысяч новых тракторов. Мы отсталая страна по техническому оснащению сельского хозяйства, плетемся хуже африканских стран. У нас 3 трактора на тысячу гектар. Такого нет ни в одной стране, даже в Казахстане и Украине больше, не говоря уже о Европе.

На Дальнем Востоке за последние несколько лет построили около 200 новых серьезных производств, но это не помогло остановить утечку людей. Нужно делать деревни привлекательными. Наши села и деревни все еще живут на потенциале 80 годов. Красноярский край держится на 5-6 хозяйствах, которые тянут из последних сил. В России за последние 20 лет 32 тысячи сельских поселений прекратили свое существование. В Магадане, на Камчатке, на Дальнем Востоке прекратили свое существование десятки городов с населением 20-30 тысяч человек. Как Шойгу собирается строить, если люди покидают эти города?

Над нами нависла угроза, и это трагедия для России. 75 тысяч населенных пунктов имеют население от 1 до 26 человек. Эти села и деревни не переживут даже срок правления президента Путина. Вот это наше достижение? Чтобы построить 5-7 городов в Сибири, неужели нужно ликвидировать 75 тысяч?».


Василий Мельниченко
уральский фермер

Автор: Виктория Максимова
Фото: Сергей Токарев
«ТВК Красноярск», 2021.

Made on
Tilda