В Красноярском крае подросток готовил нападение на техникум: почему шутинг становится частым явлением

2405

23 сентября


В Красноярском крае подросток готовил вооруженное нападение на Южный аграрный техникум. Он хотел убить сокурсников из-за унижений и оскорблений. Массовую стрельбу удалось предотвратить, и парня задержали раньше, чем он успел совершить задуманное.

Об инциденте стало известно буквально через день после трагедии в Перми – там 18-летний Тимур Б. пришел с оружием в университет и застрелил 6 человек. Почему подобное происходит все чаще и можно ли как-то это предотвратить – в материале «ТВК Красноярск».

Подобные случаи стрельбы в средних и высших учебных заведениях происходят практически каждый год. Это и Хабаровский край в 2017 г., Керчь в 2018 г., Благовещенск в ноябре 2019, Казань в мае этого года.

Накануне в СМИ появилась информация, что в Краснотуранском районе ФСБ и полиция задержали студента, который мог готовить нападение на Южный аграрный техникум. По данным telegram-каналов, нападение 18-летний подросток начал планировать еще в 2020 г. после конфликта с сокурсниками, которые унижали и оскорбляли его. Однако, как полагают следователи, подготовку к преступлению он начал в этом году – третьекурсник купил патроны к аэрозольному устройству и приготовил нож.

Парня удалось задержать раньше, чем он напал на техникум и его студентов. По предварительной информации, у молодого человека выявили признаки психиатрического заболевания. В Следственном комитете отказались комментировать инцидент, сославшись на то, что у них «недостаточно подтвержденных данных». Не комментируют ситуацию и в самом Южном аграрном техникуме.

Важно то, что об инциденте в Краснотуранском районе стало известно практически сразу после трагедии в Перми. В понедельник на территорию государственного университета Перми ворвался 18-летний Тимур Б. с оружием. Он убил 6 человек, еще 28 – ранены. Парень начал расстреливать людей еще на улице. В этом время студенты видели все это из окон. Как рассказали позже преподаватели университета, пока стрелка ликвидировал сотрудник ДПС, они собрали всех учащихся в конференц-зале и заперлись изнутри.

Многие пользователи соцсетей решили, что подросток из Красноярского края «вдохновился» пермским инцидентом и решил действовать также. Но, как сообщают СМИ, молодой человек из Краснотуранского района планировал нападение еще 1 сентября, то есть до произошедшего в Перми.

Тем не менее, именно после событий в Перми вновь заговорили о проблеме массовых нападений на учебные заведения, как было и в мае этого года после подобной трагедии в Казани. Вновь говорят о правилах выдачи оружия подросткам и, конечно, о корне зла. Кто-то винит эпоху интернета и вседозволенности в сети, другие обвиняют видеоигры и «стрелялки». Жестокие фильмы и агрессивная музыка тоже под прицелом взрослых. Так, например, член Общественной палаты России Екатерина Мизулина считает, что произошедшее в Перми связано с массовой культурой и, в частности, с шоумэном Моргенштерном и его музыкой:

«Если мы на государственном уровне не прекратим пропаганду деструктива, во всех медиа – пропаганду наркотиков, насилия, проституции, через различных так называемых лидеров общественного мнения – всяких Моргенштернов и им подобных уродов, то такие ситуации будут повторяться в будущем».

Для всех без исключения такие трагедии – шок. Но, наверное, больше всего массовые нападения на учебные заведения заставляют задуматься родителей. Председатель краевого Совета отцов Олег Окладников уверен – причины этих трагедий не в компьютерах. Он убежден: чтобы подобных ситуаций не происходило, нужно следить за поведением ребенка и в первую очередь разговаривать с ним.

«Во-первых, с самого детства должен быть с ребенком контакт. То есть не просто сейчас взяли и посмотрели, а завтра не посмотрели. Ребенок всегда должен понимать, каким образом себя в соцсетях вести, кого можно видеть за теми картинками и иконками, с которыми они общаются. Это ведь могут быть люди не те, о которых он думает. Я думаю, что следить и контролировать эти вещи нужно. Насколько нужно доверять ребенку, насколько нужно дать ему свободы – каждый родитель сам решает», – считает Олег Окладников, председатель краевого Совета отцов.

Что может стать той точкой невозврата, когда из обычного ребенка вырастет агрессор, который способен взять в руки оружие, многие психологи до сих пор спорят. Некоторые специалисты делят стрелков на три типа: психотики, травматики и психопаты. Первые ощущают себя изгнанниками, вторые – жертвы эмоционального, физического или сексуального насилия, а третьи не чувствуют связи с другими людьми и не испытывают чувства вины. Но во всех трех случаях важно уловить эти красные флажки. Практикующий психолог Инна Драчева объясняет – помимо бесед со специалистами, важно понимать и подмечать нетипичное поведение ребенка. Это и будет тревожным знаком.

«Не всегда проблема – это агрессивное поведение ребенка. Проблемой может быть просто нетипичное поведение. Если он всегда замкнутый, всегда бука и вдруг становится нарочито веселым, податливым, коммуникативным. Родители думают, что все хорошо, а у ребенка проблема. Он что-то задумал, что-то готовит, что-то делает. Поэтому тут важно быть внимательным по отношению к ребенку», – пояснила Инна Драчева, практикующий психолог.

Все специалисты в один голос твердят: ходить к психологу – это нормально. С раннего возраста у ребенка должно быть понимание, что поход к такому специалисту нужен и важен. Конечно, многое зависит и от родителей. Взрослые должны научиться жить с ребенком. И это не про общую крышу над головой, проверку домашнего задания и совместный ужин один раз в неделю, а общее ментальное пространство. Родители должны быть вовлечены в жизнь детей, интересоваться их делами и помогать решать проблемы, а не оставлять их с ними один на один. И делать это нужно с раннего детства.