«Почему я не прививаюсь?»: 11 вопросов биологу о вакцинации
«Я не врач, не ученый, не химик, но я хочу понять»
В России и не только вакцинация идет медленными темпами. Почему в мире, где идет борьба с пандемией, все еще много противников прививки? Все ли из них так называемые «антиваксеры»? Журналистка «ТВК Красноярск» таковой себя не считает, но все еще не решилась, сомневается и задает себе и окружающим вопросы: а мне действительно нужна вакцина? А вдруг будет хуже? Все сомнения автор оформила в список вопросов и задала их молекулярному биологу и просто неравнодушному человеку, который занимается популяризацией науки, Сергею Седых.
Сергей Седых
молекулярный биолог, биохимик, кандидат биологических наук, научный сотрудник

Материал состоит из вопросов. Вы можете сразу «перепрыгнуть» на интересующую вас тему. Однако мы советуем пройти путь возражений и ответов вместе с автором.

Кроме того, часть материала – это видео интервью, которые вы можете включать по мере прочтения и делиться ими в соцсетях.

Приятного прочтения.
1
Меня это не успокоит, но давайте, для начала разберемся, как работает вакцина?
Давайте. Начнем с того, что вакцинация – это величайшее инженерное решение человечества, как обмануть природу и получить антитела без перенесенного заболевания. После вакцинации повышается иммунитет вообще и повышается специфический иммунитет – против конкретного вируса.
Болезнь не развивается: сколько нам вирусов доставили – столько постепенно и уничтожится иммунитетом.
Итак, коронавирусы. Это РНК-содержащие вирусы, которые вызывают респираторные и другие инфекции. Но вакцина «Спутник V» сделана на основе аденовируса, который при попадании в организм начинает синтезировать кучу всяких белков, в том числе S-белок коронавируса. Чтобы это произошло, в аденовирус специально его, этот S-белок, встроили. В вакцину входят аденовирусы 26 и 5 серотипа [это вариации вируса – прим. ред.]. Вероятность столкнуться в жизни с 26 аденовирусом очень небольшая, именно поэтому он входит в состав первого компонента. Мы вынуждены «заболевать» им намеренно, но в вакцине он «кастрированный», то есть не может размножаться – его лишили нужных генов. Хотя умеренные побочные эффекты, например температура, все-таки возникают.

Цель самой вакцинации – заставить организм вырабатывать антитела на коронавирус, чтобы иммунитет знал, как бороться. Мы как будто бы заболели, но болезнь не развивается: сколько нам вирусов доставили – столько постепенно и уничтожится иммунитетом. При этом вырабатываются антитела и на 26 аденовирус, и на коронавирус. Поэтому когда к нам в кровь или на слизистые после прививки попадает ковид из среды, антитела сразу связываются с вирусными частицами и не дают заражать клетки организма.
Аденовирусы известны 70 лет и в качестве «коробки» для доставки чего-либо в клетку используются уже больше 30 лет. Они во всем мире изучены от и до. Эти 26 и 5 аденовирусы закупили еще в Советском Союзе в американской коллекции вирусов. Сегодня бы, наверное, нам их никто не продал из-за санкций. Аденовирус удобен тем, что вирусная ДНК не встраивается в геном человека. А другие нуклеиновые кислоты могут. Например, РНК ВИЧ сначала превращается в ДНК, а потом остается в клетках иммунной системы на всю жизнь. А вот аденовирусный вектор тем хорош, что клетка поражается, но потом восстанавливается, и никаких «рубцов» даже не остается.

Все боятся, что вирус из вакцины встроится, мутирует, потом опухоль, рак и все такое… Но этого всего не будет. Не бывает после ОРВИ, вызванной аденовирусами, не будет и после вакцинации. Потому что 30 лет назад уже доказано, что можно использовать аденовирусные векторы в качестве доставщиков чужеродной ДНК в наши клетки – готовая и отработанная схема. Если люди понимают, как это работает, то им абсолютно не страшно.
«После вакцины как будто бухал все выходные»: биолог рассказывает о своем опыте прививки
2
Кто гарантирует, что у меня не будет побочных эффектов после укола?
Если у вас будут проблемы после вакцинации убитым вирусом, то от короны вы, по-моему, умрете.
Возможные тяжелые последствия от любой вакцинации случаются не чаще, чем 1 раз на миллион и реже. Какая может быть побочка от аденовируса? От соплей после подмерзших ног может быть побочка? Сегодня десятки миллионов россиян вакцинированы «Спутником V», ни об одном случае тяжелых последствий для здоровья неизвестно. Запомните: если у вас будут проблемы после вакцинации убитым вирусом, то от короны вы, по-моему, умрете тут же. Врач берет на себя ответственность за то, что вам не угрожает вакцинация. Ответственность за то, что вам не угрожает ковид, вы несете сами – если вы здоровый человек, вы идете и вакцинируетесь. А информированное согласие говорит только о том, что человек понимает, что он делает – это и есть то самое «добровольно», о котором стали везде кричать.
Теоретически, серьезная побочка может возникнуть только у единиц, а в остальном это сотни тысяч спасенных жизней. Но что теперь? Медицина говорит: да, мы платим эту цену за то, чтобы не случилось эпидемии или эпидемия была в других количествах. Сейчас в России каждый день погибает около 4 огромных боингов. Если бы они все были вакцинированы, никто бы не умер.
3
А если я уже переболела, то зачем мне прививаться? Тем более переболела в легкой форме, то есть мой организм справился.
Важный момент – доза. То, что вы переболели в легкой форме, не всегда может быть следствием сильного иммунитета. Допустим, до вас долетело 0,1% вируса, и вы перенесли его легко. Но сейчас вы зайдете в лифт, и при вас там высморкается какая-нибудь бабушка. Справится ли ваш «сильный» иммунитет? Никто не знает. Тяжесть заболевания зависит от количества вирусных частиц в организме. Примерно также и с ВИЧ: считается, что если к вам в кровь попал один вирион ВИЧ, то вы не заболеете.
4
А как вы объясните постоянно меняющиеся сроки ревакцинации? То говорили, через 1,5-2 года, потом год, затем полгода. Как доверять тем, кто точно не знает и призывает периодически что-то колоть?
Во-первых, год назад мы не знали, что нужно будет вакцинироваться каждые полгода, потому что на момент выпуска вакцины – в январе
2021 г. – ни один простой человек не был вакцинирован больше 6 месяцев.

Почему мы каждый год вакцинируемся от гриппа? Потому что каждый год приходит новый штамм, а иммунитет от гриппа достаточно слабый, его нужно часто обновлять. Защитный титр антител становится незащитным, иммунитет ослабевает.
5
А почему иммунитет ослабевает через несколько месяцев после вакцинации или заболевания?
Мы видим лишь одну сотую часть иммунной системы – это антительный ответ.
Нам всем в детстве ставят прививку от кори. Я недавно решил проверить свои антитела на корь – нуль. Наверняка большинство на планете даже не задумываются об этом. Я пошел два месяца назад и вакцинировался от кори.

Это все о том, что никто не знает, что происходит с антителами при болезни и после нее. Это малоизученный вопрос. Кто вообще знает, сколько у него антител – на любые другие болезни? Людей в больницу иногда трудно затащить, не то, что проверять ежегодно антитела на все вирусы. Что касается конкретно коронавируса: мы видим лишь одну сотую часть иммунной системы – это антительный ответ. То есть никто сейчас ничего не знает о своем иммунитете.

У нас есть ВОЗ и Минздрав, кому что ближе из названий – это те организации, которые думают за врачей. Понятно, что доктор действует по протоколу: написано «Арбидол», «Анаферон», «Кагоцел» и так далее. Если он их не назначит, то проверка его оштрафует и скажет, что он некомпетентный. То есть за него уже подумали. Тем более в тех вопросах, где начинается передовая наука.
В случае с малоизученным вопросом – хватит антител или не хватит, если вы заболеете – ВОЗ говорит, что не нужно проверять количество, нужно ставить вакцину всем: не переболел – вакцинируйся, переболел – вакцинируйся. Какой титр антител – неважно. И это, правда, неважно, ведь опасных для жизни побочек у здорового человека после вакцины быть не может, мы уже с вами это обсудили.
Как нарастают антитела?
6
Меня пугает, что вакцина – это искусственный иммунитет. Бабушка в детстве приучила, что он может убить естественный иммунитет. Например, как антибиотики. Поэтому лучше своими силами все лечить, пока молодые особенно. Вроде как еще успеем искусственного «наесться». Это так?
Никакой разницы между антителами после вакцинации и после заболевания мы не видим.
Как-то вы неправильно понимаете слово «искусственный» – это не плохо. Иногда это необходимо. Вакцина – это попытка простимулировать организм. Сама она не дает никакой иммунитет, но она дает причину, чтобы организм сам позаботился о своей защите. Когда мы просто переболели, у нас он полностью естественный, да, но никакой разницы по антителам в этих двух случаях мы не видим.

Есть много баек по поводу переливания готовых антител, но это неэффективный и очень дорогой метод – их нужно слишком много. Это называется пассивным иммунитетом. Но это опять же не про вакцину – вакцинация дает активный иммунитет. То есть включаются совершенно те же функции, такая же защита вырабатывается организмом при естественном заболевании ковидом.
7
И все же. Может, мне лучше дождаться таблетки от коронавируса?
Разработки химических препаратов, которые смогут убить вирус, уже ведутся. Очень дорого и очень долго, а вирус мутирует. Например, ВИЧ из-за быстрой мутации лечится тремя или четырьмя ингибиторами [веществами, которые приостанавливают или задерживают процесс химической реакции – прим. ред.] одновременно . От них могут быть последствия, но пить эти таблетки все равно нужно. То же с коронавирусом. А его на основе только двух ингибиторов делают, кажется? Спорный препарат пока, в общем. И фармкомпании это понимают: вакцину разрешат по быстрой схеме зарегистрировать, а таблетку не разрешат – над ней действительно придется работать три года, и ее будущее в принципе непонятно.
8
Хорошо, вернемся к уколам. «Спутник» до сих пор проходит клинические испытания. То есть на нас с вами. Считаете, это нормально?
Ответственность за последствия после вакцинации полностью снята с фармкомпаний, и никто не сможет подать в суд.
Начнем с того, что все вакцины, которые были допущены в прошлом году до рынка – они все не прошли полные клинические исследования. Объясняю схему: разработчики фармкомпаний, положа руку на Библию, Конституцию или еще что, сказали: «все будет хорошо». Правительства в ответ пообещали, что если что-то случится, люди начнут умирать от вакцины или начнутся осложнения – ответственность с фармкомпаний будет полностью снята и никто не сможет подать в суд. И пока этого обещания не прозвучало, вакцину никуда не запустили, хотя несколько миллионов доз уже в тот момент на складах лежало. Потому что никто чисто физически не может знать будущее – клинические исследования ведь не были полностью закончены.

Но у нас умирают люди – каждый день по тысяче человек. Поэтому государство, врачи решили, что можно вакцинировать людей «непроверенной» вакциной и сделать клинические исследования третьей стадии во время пандемии. Как в условиях военного времени. Фармкомпании готовы дать вакцину только при условии полного снятия с них ответственности, и государство идет на это.
Если что-то случится и эту вакцину отзовут с рынка, акции компаний упадут моментально – такой репутационной потери крупная фарма никогда не допустит. Вот такая рыночная система. Поэтому, конечно, все проверили и удостоверились, что не только не будет негативных последствий, но и вакцина успешно сработает. Это в интересах всех.
9
Ну вот, деньги! Разве это разумно – просто довериться, скажем так, чужой жажде наживы? Для кого-то это потеря денег, а для кого-то – жизни.
Деньги жестоки, но они же – гарантия успеха. Такие условия рынка. Тут речь идет об очень больших деньгах, не только за эту вакцину. Все фармкомпании: AstraZeneca, Pfizer и другие – торгуются на биржах и стоят миллиарды долларов. Они бы никогда не взяли что-то, что может навредить человеку, и сделали из этого вакцину, потому что все очень дорожат своей репутацией. Даже наши фармкомпании, которые не так развиты, никогда бы не стали производить дрянь, от которой кто-то мог бы пострадать. Им репутация обойдется дороже, чем те деньги, которые они заработают на вакцине.

Я с точки зрения потребителя абсолютно доверяю большой фарме, потому что они потеряют такую кучу денег от некачественной вакцины – а рисковать они не будут. Много проектов останавливаются на стадии совета директоров, которые не верят в итог. И фарма даже копеечку на это не потратит из-за подобных репутационных издержек.
10
Настораживает еще кое-что. Если со «Спутником» все в порядке, то почему ВОЗ его до сих пор не принимает?
Я думаю, что это полностью политико-экономическое дело. Плюс наша фарма недостаточно хороша по сравнению с американской фармой. Pfizer производится на 6 заводах: на одном делают плазмидную ДНК, на другом РНК, на третьем липосомы и так далее. То есть она летает через все штаты. У нас же в другом состоянии все: полотенце висело не там, мыло не слишком жидкое... Понимаете, инспекторов ВОЗ привезли на самый лучший завод, и даже там им что-то не понравилось. То есть у них просто более высокие стандарты производства.
Но есть еще один момент: ВОЗ говорит, что к 2022 г. нужно произвести 10 миллиардов доз вакцины, чтобы привить Африку и ревакцинировать весь остальной мир – это для всех одобренных вакцин. То есть они между собой эту цифру поделили и на этом заработали – на каждой своей дозе. Зачем им еще один конкурент? Мы просто не нужны на этом рынке.
Да и здесь опять же проблема нашего производства: «Спутник» первый изобрели, но массово производить стали гораздо позже. Весной 2021 г. не хватало даже российским гражданам, не говоря уже о наших зарубежных партнерах, желающих купить вакцину. В Америке именно массовое производство работает лучше и как часы – и этого в том числе требует ВОЗ. Но ведь сама эффективность нашей вакцины не хуже – антитела образуются, значит, она работает. Важно, что человек не может заболеть, а не где полотенце на производстве висело.
В России не только антипрививочники выливают вакцину в урну?
11
А Россия почему не принимает зарубежные вакцины? Мы тогда смогли хотя бы выбрать себе прививку.
Лишняя возможность «щелкнуть по носу» страну, которая первой заявила о создании вакцины.
К иностранным вакцинам, у нас, я думаю, никаких претензий нет. Pfizer очень хочет зайти в страну и продавать свои дозы, потому что это лишняя возможность «щелкнуть по носу» страну, которая первой заявила о создании вакцины. России это, разумеется, не нравится.

Кроме того, государство закупает вакцины у производителей. Закупая Pfizer, мы, получается, будем поддерживать американские компании, а не российские. Наши «Генериум», «БИОКАД» и так далее, естественно, против. Я понимаю, что эти деньги им нужнее – чтобы они построили новые заводы и начали отвозить вакцину в те 70 стран, которые ее уже купили.
Уже в процессе создания материала я сделала прививку от коронавируса. У меня тяжело умирала бабушка из-за сильного поражения легких. Она не была вакцинирована, потому что ее дети и внуки не доверяли «Спутнику» и рисковать здоровьем не хотели. Бабушка споров вокруг прививки не понимала, поэтому просто поддерживала близких. Ей был 71 год, она часто ходила в бассейн с подружками и очень ждала правнуков.

После случившегося все аргументы против и сомнения как-то теряются. Ты понимаешь, как мало знаешь обо всем, что происходит под микроскопом, и в лучшем случае пробегаешься глазами по научно-популярной статье. Но разве твои знания сравнятся со знаниями специалистов, которые ежедневно работают в лаборатории, реплицируют гены и свободно читают научные документы? Или вот если ты электрик или, например, журналист – ты лучше всех знаешь, как починить розетку или написать хороший текст. И тут ты понимаешь, почему другим, менее подкованным, необходимо просто тебе доверять.

У меня были сомнения и бабушка, сейчас их нет. А у вас что есть сейчас?
Мария Крыкливая
специально для сайта tvk6.ru
В материале использованы фотографии сообщества «Школа синтетической биологии», а также из личного архива Сергея Седых.
Автор: Мария Крыкливая
Редактор: Сергей Григорьев
«ТВК Красноярск», 2021.
Made on
Tilda