«Это два разных человека – в кадре и за кадром»: политики, журналисты и общественные деятели о Жириновском

5600

7 апреля


В возрасте 75 лет скончался Владимир Жириновский – бессменный лидер ЛДПР. Одни называют его великим политиком и масштабной личностью, другие – шутом и комиком. «ТВК Красноярск» собрали мнения политиков, журналистов и общественных деятелей о том, каким они видели Владимира Жириновского.

«Это два разных человека – в кадре и за кадром»: политики, журналисты и общественные деятели о Жириновском


Алексей Пивоваров, журналист: «Я несколько раз встречался с Жириновским и всякий раз удивлялся, насколько это два разных человека – который в кадре и который за кадром. Как ни странно, тот, второй, мне всегда казался социофобом, причем довольно грустным.

Все эти годы Жириновский успешно примерял на себя образ тролля и злого шута, и этот образ позволял ему зачастую говорить то, что в российской политике не принято было говорить вслух. Вот и его последнее пророчество про события на Украине оказалось очень точным: в декабре он указал, когда все начнется, ошибившись всего на два дня».


Вадим Востров, журналист: «Жириновский был талантлив. Все отрицательные качества, присущие политикам, такие так: популизм, вранье, лицемерие, цинизм и продажу голосования за привилегии он довел практически до совершенства. Надеюсь, следующий такой талант в российской политике появится не скоро».


Сергей Медведев, политолог, историк: «По поводу Жириновского не оставлю ни одного доброго слова – хотя сам, бывало, заслушивался его сольными номерами на трибуне Госдумы и в YouTube. Из его талантливой, просчитанной и щедро оплаченной буффонады вырос современный российский фашизм. Мы тридцать лет над ним посмеивались как над безобидным клоуном, через которого, якобы, выпускался пар ресентимента, но на деле яд его речей проник в элиту и пропаганду, разложил их и в итоге стал самим дискурсом власти».


Павел Грудинин, предприниматель, экс-кандидат в президенты: «Как бы к нему ни относились, его артистизм, его возможность по-новому взглянуть на проблему – для политика это очень важно. Понимаете, какая у него была прозорливость, ведь он практически предсказал очень многое из того, что случилось через несколько лет. Если вы сейчас возьмете его высказывания, то обнаружите, что его глубокий ум и умение анализировать ситуацию давало ему возможность предугадывать политические события не только в России, но и в мире. Поэтому для всех это большая потеря, на мой взгляд».


Ксения Собчак, журналист: «Мы, конечно, ругались, ссорились, всякое было, но Владимир Вольфович был ярким политиком, образованным человеком и главное – умел играть с непростой реальностью. Жириновский всю жизнь призывал мыть ноги в чужих океанах, действовать военно и жестко, и вот, впал в кому в самом начале спецоперации. В момент, когда его мнение реально хотелось послушать. Вот такая вот усмешка бога».


Алексей Кулеш, депутат Заксобрания края: «Гений и злодейство – две вещи несовместные, уверял классик. Владимир Жириновский всей своей политической жизнью доказывал – и доказал – обратное. Безусловный политический гений, "политическое животное" (так говорили про Ельцина) в смысле нечеловеческой интуиции, политической витальности и способности пережить всех. Почти.

Мои встречи с Жириновским можно перечесть на пальцах одной руки, поэтому вряд ли я могу претендовать на полноту жизнеописания великого политика и столь же великого конформиста. Но то, что принцип "Зло не должно пройти дальше меня" не был его знаменем – очевидно. Кажется, он совершил все сделки с дьяволом, какие были доступны на его тарифе. И получил от второй стороны сделки все, кроме вечной жизни».


Алексей Веденидктов, журналист и историк: «ЛДПР создавалась под крышей КГБ, поэтому она и называлась либерально-демократической – чтобы одним ударом дискредитировать либерализм и демократию. Был у меня в знакомых человек, который в свое время был помощником председателя КГБ Крючкова. Мы с ним вдруг заговорили о Жириновском – он его курировал. "Мы берем еврейского мальчика, делаем ему партию. А он говорит: какой особняк вы мне дадите? Какие машины? Торгаш".

Жириновский аккумулировал все самое черное, собирал националистические настроения по заданию КГБ, чтобы КГБ собирал их в контролируемые организации. Он будил в людях националистические чувства по заданию ровно для того, чтобы государство ими управляло.

Жириновский прекрасно понимал, что делает, но все поручения выполнял с большим удовольствием. Был очень образованным: все предсказал по Ирану и Афганистану. Но играл роль популиста, прото-фашиста, прото-националиста. Когда государство поменялось, он продолжал выполнять все задания. И в последние годы исполнял ту функцию, которую ему предписывали».


Константин Калачев, политолог: «Надо сказать, что Жириновский умер вовремя. Призывов бомбить Киев и стереть с лица земли Мариуполь в ходе спецоперации мы от него не услышали. Потому останется в памяти и истории почти безобидным эксцентриком».


Александр Невзоров, журналист: «Последняя смерть Жириновского – это та потеря, которая имеет все признаки приобретения. Жириновский был злобным, похотливым опасным и жадным шутом. Одним из разжигателей [Роскомнадзор]. Он не был пророком – просто умел, притворяясь глухим, околачиваться в нужных кремлевских кабинетах и подслушивать. Нахватавшись кремлевской болтовни, он бежал на трибуну и вываливал там все подслушанное».


Станислав Кучер, журналист: «Жириновский присоединился к большинству. Сейчас [Роскомнадзор], не до этого, но однажды, конечно, историки, социологи, психиатры и культурные антропологи напишут отдельный большой труд о феномене Жириновского. О том, как такое в принципе могло с Россией случиться и о том, какую роль этот человек на самом деле сыграл в российской политике, особенно в деле строительства и укрепления путинской "вертикали". А я пока просто напомню свой пост, которым уже делился с вами 25 марта, когда рейтинг пребывавшего в коме Жириновского вырос вдвое по сравнению с до [Роскомнадзор] временами.                                                              

"Жириновскому, конечно, нельзя умирать. Во всяком случае, официально. Сейчас объясню, почему.

У моих друзей был сосед по даче – импозантный дед, который не афишировал свою биографию, но при случае давал понять, что заслуг у него как у Штирлица. С ним жил бульдог с очень скверным характером – когда они гуляли по поселку, лаял на всех встречных, чуть с поводка не срывался, хозяин его еле удерживал. Особенно бульдог не любил молодых соседей и их детей – мог часами сидеть у забора и лаять, пока те просто отдыхали на своей веранде.

Когда деда просили усмирить пса, он только руками разводил – "Ну что я с ним поделаю – животное же!" Сам он при этом соседей тоже не любил, несколько раз жаловался на них в милицейский участок и "стучал" начальству дачного кооператива. Мы в компании шутили, что хозяин и собака, как это часто бывает – одно целое, и злобный пес идеально выражает настроение деда, который бы и лаял сам, и кусал – да вроде по человечьему статусу не положено.

И вот однажды бульдог взял и ушел в мир иной. Точнее, сначала заболел, потом ноги отнялись, и его пришлось усыпить. Дед переживал сильно, стал совсем нервным, однажды поделился страхом с соседкой: "Он же прям как я был, только собака, у него, как и у меня, нюх на всякую нечисть был! Мы даже болели в одно время..." Вскоре дед тоже заболел, его частично парализовало, и через полгода умер и он.

Когда в 2002 я снимал документальную зарисовку "Русские грабли" (пытался на примерах разных россиян от бомжей до "звезд" разобраться в причинах извечных страданий-метаний народа), записал в том числе и разговор с Жириновским. Он тогда, разговорившись за бутылкой красного, заявил, что давно предложил Путину отказаться от выборов – сначала губернаторских, а потом президентских, ввести в стране де факто самодержавную систему управления, при которой власть бы передавалась преемнику, и даже учредить "исконно русскую должность – Царь".

Совсем скоро, когда Путин отменил губернаторские выборы, я вспомнил про то интервью и, кажется, впервые понял, что в новой реальности Жириновский уже больше, чем клоун. Все, что делал Путин дальше и во внутренней, и во внешней политике, становилось, по сути, реализацией и легализацией того "неполиткорректного лая", которым исходился Жириновский. Поддерживая все ключевые инициативы Кремля, голосуя за все преступные законы, ЛДПР именно в путинской России стала системообразующей и незаменимой для Кремля группировкой, а лично Жириновский – тем самым вечно бегущим впереди паровоза бульдогом, по чьему лаю можно было всегда спрогнозировать поведение хозяина.

Понятно, что в последние несколько лет у него в этом качестве появился легион мракобесов-конкурентов, на фоне некоторых он стал даже смотреться умеренным консерватором – но, отдаем должное старику, Жириновский старался до последнего. Иногда позволял себе лишнего, импровизировал, проговаривался, но роль того самого бульдога играл исправно.

Именно поэтому сейчас ему нельзя умирать. Именно поэтому Володин спешит опровергать "слухи". В Кремле народ суеверный и внушаемый, как тот дед из дачного поселка. Кто знает, что может выбить "начальника", или как там они его называют, из "стабильного эмоционального состояния". Новость о новых жертвах [Роскомнадзор] – вряд ли, а вот весть о кончине верного "друга" – легко".


Максим Шевченко, журналист, политический деятель: «Жириновский – не актер, а вице-спикер Думы, который разжигал шовинизм в нашей стране, призывал к сегрегации граждан по национальному принципу. Жириновский на фоне деградации нашей страны богател, при этом эксплуатировал самые низменные шовинистические чувства. Причем этот шовинизм ничего не давал. Как только на Жириновского прикрикивали, он всегда шел на соглашения. Отдавал голоса, скандалил, но на самом деле скандал был способом торговли с властью.

Живой Жириновский не боялся публичных скандалов, мог вести себя предельно эпатажно. Мог ехать в вагоне поезда и стрелять кур, мог вести репортаж из питерского гей-клуба. Жириновский для меня символизировал фурункул, который собирает яды и гадкие вещества, чтобы потом лопнуть гноем в эфире Соловьева.

Стоит отдать должное: Жириновский хорошо знал культуру и специфику Ближнего Востока. Когда речь шла не о внутренней политике, а о Ближнем Востоке, Турции, Исламском мире, он умел убирать из себя политикана, ЛДПРовца, шута. Но Жириновский выбрал другой путь – он заработал сотни миллионов долларов, торгуя голосами, торгуя избирателями, создавая шоу. Если бы всего этого не было, он был бы великолепным востоковедом. Жириновский – очень глубокий ум, который был направлен на распад и разложение».


Александр Архангельский, литературовед: «У Жириновского, да простит Господь, если можно, его многочисленные прегрешения, было одно-единственное достоинство. Одно, повторюсь, единственное при всех несомненных политических дарованиях, которые он пустил в распыл. Он кормился отрицательной энергией, откачивал из массового сознания гной, с наслаждением питался им, но переработанную субстанцию держал в себе. Кричал про [Роскомнадзор], но не вел за собой. Лепетал про омовение сапог в Индийском океане, но с места не двигался. То есть вел себя как теоретизирующий шут, а не как убийственный практик. Это не оправдание, но и не осуждение. Это констатация».


Геннадий Смирнов, актер: «Жаль, что Владимир Вольфович не оставил нам в наследство книгу "Как родиться невероятно талантливым человеком и потратить свою единственную жизнь на какую-то постыдную фигню". Он знал об этом как никто».


Борис Титов, бизнес-омбудсмен : «Обычно, когда умирает кто-то действительно значимый, говорят, что ушла эпоха. Случайно или нет, смерть Жириновского произошла действительно на сломе эпох. Закрылась страница истории, открытая еще в конце 1980-х. Сам Владимир Вольфович не успел дать прогноз о том, что будет после него. А жаль».


В статье использованы фото: Анна Исакова/ТАСС, «БИЗНЕС Online», Михаил Метцель/ТАСС, Алексей Антонов / ИТАР-ТАСС, Сергей Фадеичев / ТАСС