«Лишь бы не было войны»: журналист Вадим Востров спустя 10 лет после фильма «Нулевые»

3297

22 апреля


ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

10 лет прошло с выхода фильма «Нулевые». Его автор журналист Вадим Востров о том, как за это время изменилась Россия, к чему страна пришла или могла прийти. Публикуем мнение полностью.

«Лишь бы не было войны»: журналист Вадим Востров спустя 10 лет после фильма «Нулевые»

Небольшой юбилей. Ну, как небольшой – 10 лет жизни. Повод отрефлексировать. Ровно 10 лет назад вышел мой фильм «Нулевые». У каждого, кто тогда наблюдал и участвовал в политической жизни России, была своя «точка невозврата». Для кого-то – это закрытие НТВ, для кого-то – посадка Ходорковского или смерть Магнитского, Беслан или война с Грузией. Поводов было достаточно, на любой вкус. Но для меня такой точкой невозврата стала рокировка с Медведевым и решение Путина не уходить от власти. Не уходить никогда. Сомнений на это счет в 2011 уже не возникало. Фильм заканчивается титром:

на вопрос журналистов, собирается ли он баллотироваться на новый срок в 2018 году, Путин ответил: «Еще не решил».
И ведь ясно было, что решил. Но тогда большинству не хотелось в это верить. А до обнуления было еще долгих почти 10 лет.

К чему обычно приводит авторитаризм и несменяемость власти, в общем-то, было понятно. В любом учебнике политологии можно прочитать, что наиболее распространенный вариант – к военной авантюре.

Конечно, невозможно было предположить, что все закончится именно так – прямо по учебникам. Я, как и многие, не предполагал такого страшного развития событий даже за неделю до начала военной операции («ну, не совсем же он сошел с ума!», – тогда этой фразой утешали себя почти все).
Но первый раз ощущение начала конца возникло именно в сентябре 2011 года. А если вспомнить контекст того времени: с экономикой все в порядке, золотовалютные резервы растут, доллар по 30, мировой финансовый кризис позади, Россия в «большой восьмерке», никаких явных угроз нет: была хоть одна объективная причина оставаться у власти, кроме собственно такого желания? Попробуйте вспомнить.

Россия устами Медведева говорила про инновации и модернизацию, развитие и устремленность в будущее. А в результате получила титанические усилия по возвращению назад. Россия прямо с Болотной площади азартно ринулась в прошлое: восстанавливать авторитаризм и единомыслие, уничтожать независимые СМИ и укреплять вертикаль, наращивать военные расходы и госаппарат, усиливать пропаганду и прославлять прошлые великие победы. И везде видеть врагов, которые не дают нам развиваться, как любил повторять президент «сдерживают Россию».

Враги нашей страны действительно делали все, что могли. Обогащали бюрократию и окружение президента, вводили ЕГЭ и оптимизировали медицину, запрещали строить в России новые заводы и создавать производства, заниматься импортозамещением и созиданием. Они пытали людей в колониях, беспредельничали в отделениях милиции и даже переименовали ее в полицию, да много чего было, всего и не вспомнишь. Сначала этим занимался Буш, потом Обама, Трамп и, наконец, Байден. Саркози, Макрон, Меркель, Шольц. Они менялись, приходили свеженькие, со скамейки запасных, а у нас всей этой банде противостоял один человек. Но самый опытный, самый умный, самый выдержанный и мудрый в мире. И тогда напустили на него врагов внутренних, и пришлось их называть иностранными агентами, и становилось их с каждым днем все больше и больше. То Дудь*, то Шульман*, и не счесть им числа.

Смешная шизофрения? А ведь это практически дословный дискурс пропаганды, в который верит большинство жителей России. Медицинский факт. И это, возможно, самый печальный итог той рокировки 2011 года. Набила оскомину фраза про историю, которая не любит сослагательного наклонения, но каждый раз представляешь, какой могла стать Россия за прошедшие 10 лет при адекватном и профессиональном руководстве. Ведь у нас было для развития все: талантливые люди, благоприятная мировая конъюнктура цен на сырье и действительно исторический шанс на прорыв.

«Нулевые» для меня были очень личным высказыванием. Когда понимаешь, к чему мы придем, очень не хочешь этого и пытаешься докричаться хоть до кого-то. Был ли шанс быть услышанным? Нет. И это стало понятно тогда же, весной 2012 года. Перед показом фильма мы решили провести фокус-группу, показали респондентам фильм и зафиксировали их реакцию: «да, все правда, мы знаем про чудовищную коррупцию, плохо, что закрывают СМИ, ложь и пропаганда тоже ничего хорошего, но пусть. Ничего. Нормально. Лишь бы не было войны».

Ну, что сказать, спустя 10 лет люди оказались «правы». Войны, и правда, нет. Всего лишь военная операция.
И нет больше ни одного федерального СМИ, которое могло бы об этом рассказать, все закрыты. Зато есть закон о фейках в отношении вооруженных сил: от 3 до 15 лет. Вполне достаточно для составления объективной картины мира.

Какое преобладающее мнение россиян о происходящем сейчас? Ответ известен – мы много общаемся со зрителями и читателями. «Ничего страшного, скоро все закончится, мы скоро победим, и все наладится, и жизнь, и экономика и все будет хорошо. Все будет хорошо!»

Мне бы тоже очень хотелось в это верить, но, к сожалению, уже не будет. За моральную катастрофу, в которую с начала военной операции погрузилась Россия, придется расплачиваться. И нам, и нашим детям. Мы не знаем, какой будет эта расплата, это решит история. Но то, что расплата неизбежна, сомневаться не приходится. Россияне за 30 постсоветских лет не смогли выучить уроки истории и установить причинно-следственные связи. Не смогли избавиться от гордыни и мании величия. Не смогли понять, что все наши проблемы находятся внутри нас, а не в Америке или Украине.
История в этом смысле жестокая вещь – она все равно научит. Вопрос, какую цену придется за это заплатить.

Сегодня примерно половина экспертов, которых мы интервьюировали для фильма «Нулевые», находятся либо в тюрьме, либо в эмиграции. И это еще один печальный итог прошедшего десятилетия. После начала военной операции из России уехали десятки тысяч человек, в подавляющем своем большинстве это обычные люди, вовсе не олигархи. В своем выступлении 15 марта этого года президент Путин в очередной раз воспроизвел реальность, существующую исключительно в его сознании:

«Безусловно, они (Запад) будут делать ставку на так называемую пятую колонну. На нацпредателей, на тех, кто зарабатывает деньги здесь, у нас, а живет там. И живет не в географическом смысле этого слова, а по своим мыслям, по своему рабскому сознанию. Я совсем не осуждаю тех, у кого виллы в Майями или на французской Ривьере. Кто не может обойтись без фуа-гра, устриц или так называемых гендерных свобод. Но проблема не в этом. А в том, что многие из таких людей по своей сути, ментально находятся там, а не здесь. Не с нашим народом. Не с Россией».
Это очень ловкая, почти гениальная подмена понятий. Проблема действительно не в этом, а в том, что в России остаются жить миллионы людей, которые не верят в эти слова и в параллельную реальность, десять лет создаваемую российской пропагандой. Эти люди никогда не пробовали фуа-гра, а виллы они видели только на фотографиях, и это были в основном виллы коррумпированных чиновников, приближенных к власти олигархов и пропагандистов.

Это не пятая колонна, а настоящие граждане страны, которым предстоит еще создавать и обустраивать новую Россию, когда сегодняшний морок закончится. И есть у меня серьезное подозрение, что вклад их в это дело будет гораздо большим, чем у наших соотечественников, налепивших на свою машину или на лоб букву Z.

Вадим Востров. 


*признаны СМИ-иноагентами

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС