«Глубокой периферии будет легче»: Наталья Зубаревич о влиянии санкций на российские регионы

2326

28 июня


ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Экономический кризис, вызванный санкциями и уходом западных инвесторов и компаний, ударил по регионам неравномерно. По словам профессора кафедры экономической и социальной географии России МГУ Натальи Зубаревич, больше всего достанется сильным и продвинутым регионам, которые больше всего включены в глобальную экономику. Публикуем отрывки из интервью эксперта.

Интервью с экономистом и преподавателем провели на YouTube-канале «О стране и мире». Зрители и ведущий задавали эксперту вопросы о самых уязвимых перед новым экономическим кризисом регионах. Наталья Зубаревич отметила, что самые серьезные риски будут в машиностроительных регионах, регионах топливно-энергетического комплекса и металлургии.

«Где сидят серьезные риски? Первое – продвинутые машиностроительные регионы даже города – весь автопром. Осталось 15% от того, что Россия производила в апреле 2021 года. То есть в 6 с лишним раз упало производство. […]

Второе – регионы топливно-энергетического комплекса. Самая жесткая ситуация в угольной отрасли: в августе перекрывается экспорт на Европу. Перетащить на Азию не позволяют полностью загруженные отрасли Транссиба. Кузбасс будет вставать по-настоящему, по-взрослому, потому что он дает 62% всего экспорта в стране. […]

Третья группа – металлургия, лес, алмазы. В черной металлургии очень тяжелая ситуация. Запрет на вывоз в Европу и Штаты приводит к тому, что в июне компании уже заявили, что сократят производство металла на 20-40%. […] Лесная целлюлозно-бумажная промышленность – во всех крупных производствах половину +1 акция имеют иностранные собственники, они уходят. Они уходят, конечно, с большими потерями, комбинаты работать будут, но вопрос: куда? То, что в Сибири, продадут в Китай, но весь российский северо-запад, который был ориентирован на Европу…

Параллельный импорт работает, считаю: айфончик можно себе завести, в серой зоне рынка он есть, но вот партию крупного оборудования и комплектующих вы не завезете.

Логика этого кризиса проста: чем ты более силен, развит, продвинут, чем больше включен в глобальную экономику – тем больше тебе в ответ прилетит. Сильные, развитые и продвинутые получат. Жалко самые продвинутые регионы, максимально включенные в глобальные цепочки добавленной стоимости. Они платят сегодня за свою активность и проседают сильнее всего. Дистрофикам же бюджет добавит, ничего капитально не изменится.

Глубокой периферии будет легче: аграрный бизнес сохранится, пенсии проиндексировали на 10%, про современные лекарства они и так не знают – они аспирином лечатся. Поэтому как жил, так и живешь.

Самые большие риски – это «вторая» Россия, промышленная, индустриальная. Там будет очень интересно: дело идет к остановке немалого количества предприятий. […]

Что касается, «первой» России, крупных городов, если там просят сервисная экономика, то это прежде всего потери занятости. […]

Спад будет тяжелый. Понимаете, в чем фишка? Мы сейчас обсуждаем с вами динамику, она идет вниз, под горку. И мы не обсуждаем самое главное – а сколько продлится вся эта жуть? И вот ответ мой: на годы. В Китай вы все не продадите, а если продадите, то с диким дисконтом и с очень сильно подорожавшей логистикой.

Серая зона резко расширится, технологическое отставание просто зашито в эту модель. Импортозамещение будет из-под палки, все бизнесы будут искать параллельный импорт – это надежнее для них.

Развиваться смогут пищевая промышленность, агросектор, если не будет задавлен квотами и пошлинами на экспорт: власть их активно использует, чтобы цены внутри страны не росли. Внутренний туризм – но это вопрос доходов и ценника, который выкатят работники турбизнеса. Дальше сказать затрудняюсь. […]

Еще в марте обсуждался вопрос, не сдвинется ли все в сторону мобилизационной экономики. Слава богу, тогда хватило ума понять, что бизнес более гибкий и лучше адаптируется, и в ту сторону не пошли. Но куда эта дорога может привести дальше в ближайшие годы, не знаю: не экономика принимает решения, политика рулит экономикой. А про нее я ничего сказать не могу – у меня нет квалификации врача определенной специальности».


Как Красноярский край будет переживать этот новый экономический кризис, который переживает страна? Ведь сейчас есть определенные опасения: раньше даже товары из Китая, из средней Азии в Красноярск привозили через крупнейший логистический центр – Москву. Есть ли теперь риски, что в условиях возможных дефицитов до нас как до периферии товары будут доходить дольше и сложнее? А что будет с малыми городами? Об этом в программе «После новостей» поговорили с профессором кафедры экономической и социальной географии России МГУ Натальей Зубаревич.