«Пожарную охрану уханькали»: причины серьезных пожаров в Красноярском крае

5072

28 мая 2017


В чем причина масштабных пожаров, которые происходят ежегодно несколько раз за сезон, унося жизни людей?

Оперативные службы и власти говорят лишь о человеческом факторе. Сами жители районов уверены в обратном – даже к умышленному палу травы можно быть готовыми, но в районах почти нет пожарной техники и сотрудников.

Воскресные новости попытались узнать, можно ли было избежать трагедий или минимизировать потери?

Своими руками построил половину поселка, а теперь смотрит на его руины. Евгений Семёнов коренной житель п. Стрелка. Когда огонь охватил все вокруг, мужчина был на работе, но узнав, что горят жилые дома, сразу побежал спасать свои вещи.

Говорит, если бы был рядом, то сам бросился бы тушить, но было уже поздно. Мужчина раньше работал пожарным и уверен, что его бывшие коллеги могли остановить огонь, если бы пожарная охрана существовала в поселке

«Пожарную охрану уханькали. Мы когда были в МВД, было 53 человека. А когда стали в МЧС – начали единицы. Человек уволился – единица ушла в Красноярск и так далее», – рассказывает Евгений Семёнов.

Чаще всего, когда называют причины пожаров, говорят о человеческом факторе. При этом, имеется ввиду пал травы или, например, непотушенный костер в лесу.

После трагедий в Канске и Лесосибирске местные называют главных виновников случившегося – это китайские лесопилки, которые работают бесконтрольно.

В Канске люди жаловались на тление отходов деревопереработки давно, а местные власти перед краем отчитывались, что решение проблемы ищут, но, сегодня понятно, что его так и не нашли. 

«Сегодня ситуация под контролем. Она не хуже, чем в предыдущие годы. Хотя я тут абсолютно с вами согласна, что даже абсолютно каждое возгорание должно быть для нас ЧП», – говорит глава Канска Надежда Качан.

В настоящее время Следственный комитет возбудил уголовное дело. Проверять такие лесопилки должны и в краевом министерстве экологии и власти на местах. Данное вскрыло еще одну проблему – устранение последствий.

Для борьбы со стихией или профилактики в районах нет ни техники, ни специалистов. 

«Техники, конечно, мало. У нас на сегодняшний день всего 3 пожарные машины, один водитель, один пожарный. Сами понимаете, какие это силы. Перед тем, как произошла данная ситуация мы обращались по линии ЧС, чтобы предприняли меры или авиалесоохрана, как раньше работала очень эффективно.

На сегодняшний день вы сами свидетели, ни одной техники приобщенной к этому делу не было вообще», – подчеркивает главный специалист администрации Лесосибирска Владимир Коротченко. 

При этом очевидно, что виноваты не специалисты на местах, а система, говорит заместитель председателя Заксобрания края Алексей Клешко. 

«Сначала сократили серьезно свое присутствие на территориях потом начали говорить – создавайте муниципальные посты и прочее. Но нужно понять, что это нужно делать за счет нищих местных бюджетов. Специалистов нет, это все фактически вне системы.

Я расцениваю это, как попытку переложить часть ответственности федерального ведомства на местные региональные власти, что с моей точки зрения не правильно», – отмечает Алексей Клешко. 

Единственные, кто говорит, что проделана хорошая работа – это руководство МЧС, высшее руководство.

Напомним, за несколько часов в крае было уничтожено более 130 домов, 3 человека погибли. 

«Пожарно-спасательный гарнизон выполнил все возможные задачи. Самое главное не допущена гибель людей. К сожалению, сгорели жилые дома, но благодаря энергичной работе и взаимодействию жители минимизировали потери», – сообщил глава МЧС России Владимир Пучков. 

Отметим, с апреля в крае произошло около 10 крупных пожаров. Горели Белогорка, Канск, Лесосибирск и п. Стрелка, Малая и Тиличеть, д. Муратова, 3 поселка в Абанском районе.