«Мы нужны были, когда работали»: ветераны Красноярска не получали подарки от Минсоцполитики

2774

1 октября 2018


Антимонопольная служба признала первый факт нарушения в закупках министерства социальной политики – сговор между заказчиком и предпринимателем, который оказался не чужим человеком для руководства министерства. И это только одно решение. Остальные должны вынести в ближайшее время. 

Касаются они подарков для ветеранов Великой Отечественной войны. Министерство уже обвиняют в подделке документов, сговоре, но как выяснили «Воскресные новости» ТВК все еще печальнее: ветераны, которые по документам последние годы получали подарки, оказывается, их вообще не видели.

Анатолий Шевчук пришел работать на механический завод сразу после армии. На производстве он потерял ногу и перенес 4 инсульта. Получил звание «Ветеран труда». В канун 9 мая иногда его поздравляют соцслужбы. Например, 3 года назад подарили чайник. А после этого ветерану не приносили даже открытку.

«К нам вообще никто не приходит. Мы никому не нужны. Когда здоровые были, работали, тогда мы нужны были, а когда уже, как говорится, за 70, мы никому не нужны даже. К нам никто не приходит», – рассказал ветеран труда Анатолий Шевчук.

Соцслужбы, похоже, позабыли и про Тамару Финогенову. Она вдова ветерана войны, сама ветеран труда. В начале октября ей исполнится 90 лет. На поздравления от госорганов Тамара Александровна не рассчитывает. Ведь даже в День победы ей приходит только письмо по почте.

«Подарки я не получала ни разу. Я не помню такого. Я бы запомнила, потому что я бы радовалась. Какие-то эмоции были бы. Тем более это событие. Ко мне сейчас, в общем-то, никто не приходит. Может быть, и не знают. Может, думают, что меня уже нет», – рассказала вдова ветерана Великой Отечественной войны, ветеран труда Тамара Финогенова.

Отметим, что и Тамара Финогенова, и Анатолий Шевчук есть в списках людей, которым по документам последние 2 года вручали подарки на 9 мая. Например, «умные чайники». Их министерство социальной политики закупало в качестве подарков.

На роль поставщика чиновники из министерства сами выбрали неизвестную иркутскую компанию «Максима». Торги не проводили – просто подписали 31 контракт каждый на сумму не больше 100 тыс. руб., а заплатили в итоге больше 3 млн руб.

Этим фактом заинтересовались правоохранительные органы. В УФАС в присутствии прокуратуры рассматривали дело о закупке подарков для ветеранов. И многие вопросы комиссии остались без ответа.

– Я сама пыталась в ходе проверки найти доказательства существования этой организации. Кроме данных налоговой службы, которые есть в интернете, я никаких сведений не нашла вообще в принципе. Я даже не представляю, что это за организация. У вас же были проверки. Как и кто приносил министру и заму на подпись? Вы владеете такой информацией?

– По «Максиме» пояснить не могу, поскольку такой вопрос комиссией не задавался. Если бы такой конкретный вопрос нам ставили, мы бы изучили этот вопрос.

Примечательно, что сама компания «Максима» на запрос следователей ответила, что товар поставляла в марте, но контракт не заключала, а подпись директора в контракте – подделка.

Отметим, что заключать контракты с сомнительными компаниями в министерстве чуть ли не традиция. Например, ООО «АЕДА» по заказу ведомства должна была изготовить удостоверения для ветеранов.

Однако офис компании находится в обычном многоэтажном доме, а сама фирма расположена в обычной жилой квартире.

Примечательно, что директор компании и собственник квартиры Волчкович Александр продал ее 3 года назад, а контракты Минсоцполитики с ООО «АЕДА» заключали в 2017-2018 гг.

Добавим, что директор компании «АЕДА» Алексндр Волчкович, судя по фотографиям в соцсетях, – молодой, веселый парень. Он любит проводить время с друзьями. Например, с Павлом Колягиным – родным братом первого заместителя министра социальной политики края Натальи Колягиной.

Но сама Колягина уверяет, что это здесь совершенно не при чем.

– Директор фирмы – близкий друг вашего брата. Являлось ли это ключевым при заключении контракта?

– Нет, конечно. Естественно, это не являлось ключевым. Для определения поставщика либо проходят торги, либо это выбор поставщика, который из единственного источника будет. Проводим определенную процедуру в соответствии с законом. Все, как у всех. Ничего необычного не происходит. Мы открыты для диалога, мы приглашаем всех к себе, если есть в этом потребность, чтобы все посмотрели, как организована работа в министерстве.

В открытости министерства социальной политики представилась возможность убедиться: на запрос телекомпании ТВК там не ответили, а приглашения посмотреть, как организована работа, журналисты так и не получили.

Только в начале лета, после серии обысков, министр социальной политики Галина Пашинова вышла к журналистам, чтобы ответить на неудобные вопросы. И призналась, что ей стыдно.

«Мне очень стыдно, что вообще эта ситуация возникла и особенно неприятно, что развернулась такая информационная война и со мной, и с министерством», – заявила министр социальной политики Красноярского края Галина Пашинова.

Таким образом, стыдно Галине Пашиновой за информационную войну, а не за то, что по документам ветераны получают подарки, а по факту нет. Стыдно за то, что критикуют, а не за то, что те, кто должны получать помощь и поддержку, ее не получают.

Точку в истории нарушений министерства ставить еще рано. Очень много вопросов осталось и у журналистов, и у депутатов, и у следователей, и у антимонопольщиков. Похоже, только у краевого правительства вопросов нет.