«Все хуже и хуже»: почему россияне не замечают роста экономики, о котором говорят в Росстате

5121

10 февраля


Экономика в России растет небывалыми темпами. Однако этот рост почему-то заметили только в Росстате. Независимые же экономисты все достижения статистов ставят под сомнения, а россияне и вовсе недоумевают – где же этот прорыв? Почему экономика растет, а люди беднеют – разбиралась Екатерина Лукашенко.

Что такое когнитивный диссонанс красноярская пенсионерка Марина Федоровна вряд ли знает, но в состоянии этом последнее время пребывает регулярно, особенно когда слышит новости про рост экономики. Сама она замечает только рост цен. Пенсионерка, заслуженный работник бытового обслуживания никак не может понять, почему президент говорит, что-то развитии, а жить при этом становится сложнее?

«Улучшение? Ха-ха-ха. Наоборот. Все хуже и хуже. Особенно нам пенсионерам вообще. К чему мы придем, не знаю. Пенсия у меня выросла на 1 тыс. руб. За это время подорожал транспорт. Продукты в магазинах подорожали, коммунальные услуги на 200 руб. подорожали. Теперь подорожает электричество, мусор. И вы говорите про экономику? Какая может быть речь?», – рассказала Новостям ТВК пенсионер Марина Кечина.

С Мариной Федоровной солидарны и другие жители города. За час Новости ТВК не нашли ни одного красноярца, который бы заметил улучшения в экономике.

– Вы заметили, что в России экономика растет?

– Экономика? Не заметил. А что у нас построено? Чтобы росла экономика, нужно, чтобы работало производство. А у нас в Красноярске какое производство работает? Так что не видим.

В краевом министерстве экономики объясняют – выражение «экономика растет» означает лишь рост определенного набора показателей. Эти показатели далеки от реальной жизни. В приоритете, например, рост ВВП, а не уровень жизни населения. В крае, кстати, с задачей справляются: у нас вот тоже нужные показатели растут.

«Напрямую, конечно, люди не видят этого. Это происходит на производствах. Если у вас построили завод, в первую очередь это не скажется на вашей жизни. Однако, рабочие места и, соответственно, налоги. 

Экономисты, статистики, конечно, скажут, что экономика края растет, потому что есть понятные показатели. Измеряется промышленное производство, измеряется оборот компаний, которые находятся в крае, измеряются инвестиции, которые вкладывают компании в собственное производство. И все это вместе называется одним словом – экономика», – министр экономики и регионального развития Красноярского края Егор Васильев.

К слову, по краю показатели даже выше среднестатистических. Так, валовый региональный продукт у нас около 4%. Росстат ранее отчитался о росте ВВП на 2,3%. Так что в Красноярском крае, если верить статистике, дела обстоят неплохо. Вот только где же сами деньги – остается вопросом.

«Мы не видим в Красноярске только по одной причине. Потому что большая часть денег, которая аккумулируется в Красноярском крае, она перераспределяется и уходит в федеральный бюджет. А оттуда она уже распределяется на другие регионы», – считает экономист Игорь Артемьев.

В 2019 г. Красноярский край отдаст в федеральный бюджет 585 млрд руб. – это 71% налогов, который собираются в Красноярском крае. Вернуться к нам только 39 млрд руб. Остальное осядет в федеральном бюджете, который, впервые за последние годы профицитный. Но и то количество, которое собирают, сейчас кажется мало. С 2019 г. появились еще и новые налоги – вырос НДС.

«Бюджет в этом году был профицитный. Цены на ресурсы в рублях были на исторических максимумах. То есть мы в теории должны были процветать. Нефть стоила $5,5 за бочку – такой цены никогда не было. И эти деньги в бюджете оседали, был огромный профицит, который не был потрачен. И при этом бюджет еще усиливает нагрузку, чтобы еще больше собрать. Как версия – это подготовка к какому-то глобальному раунду санкций, чтобы быть готовыми, чтобы был запас жира», – рассказал Новостям ТВК финансовый аналитик Элвис Марламов.

Обычные люди этот запас вряд ли увидят. Да и будет ли вообще в конечном итоге этот запас или деньги осядут в карманах у небольшой группы людей? Историческая память вытаскивает смутные ощущения времен СССР: официальные показатели росли, ведь надо было «догнать и перегнать», а в жизни люди видели пустые прилавки. Чем все это закончилось – все хорошо знают.