«Нужно быть летчиком в мозгу, а не кнопки нажимать»: ветеран гражданской авиации о катастрофе в Шереметьеве

3349

12 мая


Ровно неделю назад случилась самая громкая авиакатастрофа года. При посадке разбился и сгорел самолет авиакомпании «Аэрофлот».

Сразу после крушения в обществе начались ожесточенные споры – одни уверены, что главная причина – неудачный и не исправный борт, другие указывают на грубые ошибки экипажа. Новости ТВК с одним из самых опытных летчиков Красноярского края разбирались во всех аспектах катастрофы.

В катастрофе, которая случилась 5 мая в аэропорту Шереметьево выжил командир воздушного судна Денис Евдокимов. Опытный пилот налетал на Superjet 1 400 часов, а всего за его плечами 6 800 часов.

Он рассказал, что самолет попал в грозовое облако, его ударила молния и после этого отказали радиосвязь и автоматические системы пилотирования. Экипаж приняли решение вернуться в Шереметьево, садиться пришлось в режиме ручного управления. Ранее Новости ТВК восстановили хронологию событий того вечера.


Летчик, ветеран, один из отцов основателей гражданской авиации Красноярского края Иван Левандовский провел за штурвалом 23 тыс. ч., освоил 10 различных самолетов и 1 вертолет. Он отмечает, что перед взлетом в крупных аэропортах проверяют зону полета.

Разговоры о том, что в современных самолетах молния не должна была вывести компьютерные системы из строя, не состоятельны. У лайнеров есть защита против мощных разрядов, но она не дает стопроцентной гарантии. Молнии зачастую приводят к выходу из строя оборудования и к авиакатастрофам.


 

Так в 2010 г. при посадке в Колумбии Боинг 373-700 получил грозовой разряд, упал и разрушился на части. Один человек погиб, более 30 получили ранения.


В ручном режиме продолжать полет до Мурманска было бы опасно, и Евдокимов принял верное решение – вернуться в Шереметьево. Но у самолета полные баки авиакеросина, поэтому, как считает ветеран гражданской авиации, экипаж должен был выработать топливо и сделать больше кругов над аэропортом.

При посадке самолет несколько раз подскочил. Последний удар был настолько сильный, что стойка шасси пробила крыло и топливный бак – авиакеросин загорелся. Такая посадка – это всегда грубейшая ошибка пилота. После первого «прогрессирующего козла», как это называют летчики, необходимо было уходить на второй круг либо грамотно погасить прыжки.

При таком разборе очевидны ошибки командира, но так ли виноват Евдокимов? Собеседник Новостей ТВК уверен, что большая доля вины лежит на современной системе подготовки пилотов, которые обычно учатся летать на тренажерах.


Иван Левандовский подчеркивает, что решение не приостанавливать полеты этого типа воздушного судна, как раз и говорят об ошибке пилота и пригодности российского лайнера. Sukhoi Superjet-100 сертифицирован и допущен к полетам, в том числе, иностранными государствами. Зарубежные авиакомпании отказались от него из-за нехватки запчастей.

По статистике, самый опасный самолет, он же самый распространенный в большой гражданской авиации, – Боинг-737. Последняя модификация лайнера «Макс» за 7 последних месяцев уже похоронила более 300 человек. Выходит, новый Боинг нужно просто дорабатывать, как и Superjet.


В Красноярске больших авиакатастроф не было уже 35 лет, последняя случилась 23 декабря 1984 г. Тогда экипаж был полностью оправдан, в случае с авиакатастрофой в Шереметьеве следствие продолжается. Так уж выходит, что развитие гражданской авиации требует жертв.