«ТВК против репрессий»: о жестких задержаниях и быстрых судах над участниками протестов в России

4595

15 сентября 2019


Задержания, обыски, аресты счетов без суда, и суды, которые длятся всего сутки и отправляют людей в тюрьму, например, за некорректное высказывание в интернете. Все это − Россия осенью 2019 г. Суд над Устиновым и другими фигурантами «московского дела», дело Жукова и обыски в штабах Фонда борьбы с коррупцией, по мнению экспертов, все больше по духу напоминают 30-е года прошлого века. Вновь появились политзаключенные, а слово «репрессии» в обществе звучит все чаще. За этой темой следила корреспондент «ТВК Красноярск» Екатерина Лукашенко. Подробности в ее обзоре.

Накануне полицейские задержали трех студентов, за то, что они пришли на московский «Парад студентов» в футболках с символикой в поддержку обвиняемого по «московскому делу» Егора Жукова. То есть в отдел полиции они попали за то, что оказались в людном месте в неправильной одежде.

Сам же Егор Жуков, которого поддерживали студенты, сейчас находится под домашним арестом. Его  задержали в ночь на 2 августа после обысков. Жукова обвинили в организации массовых беспорядков 27 июля. Якобы он выкрикивал лозунги и руководил толпой. Хотя несколько свидетелей это опровергают.

Спустя месяц следователи признали, что массовых беспорядков не было, дело закрыли, но Жукова не отпустили. Его обвинили уже в призывах к экстремистской деятельности, внесли в список экстремистов. Это означает, что он как минимум не сможет пользоваться своими банковскими счетами.

И это все без решения суда. Обыски прошли дома и в Высшей школе экономики, где учится Жуков. Изъяли даже курсовые работы. А экстремизм усмотрели в четырех видео на YuouTube-канале Жукова. Заключение выдал сотрудник ФСБ.

В тоже время два представителя Академии наук провели анализ, и не выявили признаков экстремизма в видеороликах.  О несправедливости преследования Егора Жукова с самого начала говорят многие правозащитники и представители общественности. Положительные характеристики на Жукова предоставили преподаватели Высшей школы экономики, но до сих пор Жуков находится под следствием.

Адвокат Жукова Илья Новиков в интервью телеканалу «Дождь» отметил, что обвинения в экстремизме лишь подчеркивает − Жукова просто не хотят отпускать.

«Это четко маркирует мотивы следствия. Его не хотели отпускать. Понимая, что на высоком уровне принято решение не давать хода этому делу о массовых беспорядках и уже понимая, что Егора не получится привлечь, ему подобрали спешно импровизированную замену обвинений. Говорить о том, что его ситуация изменилась резко к лучшему, не приходится. На него есть каике-то планы у силовиков. Эти планы ничего хорошего не сулят», − рассказал адвокат Егора Жукова Илья Новиков.   

Благоприятный прогноз по развитию дела Егора Жукова никто не дает. Все помнят, как быстро и как жестоко осудили других политических заключенных. Так, Владислав Синица получил 5 лет колонии за запись в Twitter про расправу над детьми полицейских.

Синице 30 лет. Он работал финансовых менеджером, ранее не судим, не привлекался. 5 лет он проведет в тюрьме за неуместную запись в интернете. Судебный процесс длился одни сутки.

Кирилл Жуков − 3 года колонии за то, что попытался на митинге поднять забрало шлема нацгвардейца. Кириллу 28 лет. Сам служил в Нацгвардии и работал машинистом в московском метро. Ранее не судим.

Данил Беглец − 2 года колонии за то, что потянул полицейского за руку. Беглецу 26 лет. Занимался бизнесом, связанным с уборкой зданий. Женат, у него двое маленьких детей. Ранее не судим.

Константин Котов − 4 года колонии за участие в мирных акциях протеста. 33 года. Программист. Ранее не судим.

На этой же неделе прошло судебное заседание по делу актера Павла Устивнова. Его сейчас тоже называют политических заключенным. Дело Устинова очень напоминает все предыдущие истории. Устинова обвиняют в применении опасного для здоровья насилия к сотруднику Росгвардии.

Якобы Павел вывихнул плечо старшему сержанту. Сам Устинов −  актер и бывший член Росгвардии уверяет, что не участвовал в акции, а просто стоял в стороне. На кадрах опубликованного видео не видно, как именно Устинов вывихнул плечо сотруднику Росгвардии. Разве что можно предположить, что росгвардеец получил травму, когда избивал Павла Устинова. Но суд это видео отказался рассматривать.

Есть показания свидетелей, которые утверждают, что Устинов не участвовал в акции, а просто назначил встречу с другом. Обвинение же утверждает, что Устинов выкрикивал лозунги, хотя опять же на видеозаписи видно, что ничего он не кричал. Но прокурор запросил 6 лет тюрьмы. За актера так же вступились правозащитники. Видео с обращением записал руководитель Высшей школы сценических искусств Константин Райкин.

В тот же день, когда в суде рассматривали дело Устинова, силовики приходили с обысками в штабы Фонда борьбы с коррупцией. Следственные действия прошли в 40 городах. Силовики приходили домой к родственникам сотрудников штабов. Напугали детей, пожилых родственников. Забирали телефоны, компьютеры, мобильники, блокировали счета, у некоторых забирали даже кредитные карты.

Во Владивостоке, как уверяют представители штаба, одного из  координаторов раздели до нижнего белья в присутствии мужчин − это был досмотр. Больше всего в интернете обсуждают случай в Челябинске. Там сторонников Навального положили лицом в пол и запрещали вставать. Когда возникала надобность, их просто перетаскивали по полу.

Эксперты отмечают, с какой жестокостью и оперативностью действуют силовики и суды в этих ситуациях. Ни разу ни по одному уголовному делу обыски не проводили практически одновременно в 40 городах. И судебные заседания обычно длятся годами до того, как вынесут приговор. А в этот раз − сутки или двое.

Да и ранее несудимым редко давали реальный срок. А здесь сразу несколько человек сели в тюрьму. За что? Пост в интернете, участие в акциях, или за то, что задел росгвардейца. 3 года тюрьмы или даже 5 лет. О нетипичном ходе рассмотрения дел говорят и адвокаты.

«Стартовые точки по всем уголовным делам были в одну дату. Быстро возбудили, очень быстро допросили, арестовали предъявили обвинения. Практически одновременно начались суды. Месяц для таких дел − это очень быстро. Просто архибыстро собрали дело, направили, рассмотрели и чрезмерно суровые сроки получили люди. На мой взгляд, за какие-то вещи, за которые нельзя отправлять в колонию», − поделился с «ТВК Красноярск» адвокат Владимир Васин.

Многие политологи уже в открытую называют происходящее репрессиями. А в качестве мотивов звучит необходимость подавить протест. Стоит задача показать − «не делайте так, иначе вот, что будет».

«Это однозначно политические репрессии. По той причине, что они осуществляются государственной властью, еще и с нарушением закона и массово. Более массовой спецоперации, я думаю, с советских времен на нашей территории не было. Это безусловно запугивание, потому что других инструментов для изменения политической реальности у власти практически не остается. Весь свой арсенал она потихоньку использовала, обесценила. Сейчас население не готово реагировать на те меры, которые раньше были в состоянии остановить протесты», − объяснил свою позицию Иван Преображенский.

Против репрессий уже высказались многие общественные деятели, среди которых режиссеры, артисты, политики, депутаты Московской городской думы, ученые. Многие отмечают, что это не та ситуация, когда можно стоять в стороне, промолчать или сделать вид, что тебя это не касается, потому что коснуться сейчас это может каждого.

В редакции «ТВК Красноярск» единое мнение на этот счет − мы против репрессий и против произвола системы. Я понимаю, что пройдет еще полгода или год и меня тоже могут посадить в тюрьме, например, если я вдруг не так посмотрела на полицейского.