«Государство понимает, что театр представляет опасность»: в России активизировалось политическое искусство

1206

30 сентября 2019


Протестуют в России не только на площадях, но и на театральных подмостках. Искусство реагирует на происходящее в стране спектаклями, выставками и акциями. «Воскресные новости» разбирались, почему политики в искусстве становится все больше.

Красноярский художник Василий Слонов – мастер по наполнению своих ярких произведений политическим подтекстом. Его «Ватники апокалипсиса» c 2014 г. являются, как он сам говорит, «универсальными солдатами современного искусства». На каждое резонансное, громкое политическое событие в стране у художника есть ответ – будь то «ватные Петров и Боширов в Солсберийском соборе», огнетушитель с головой Путина или «президент-самовар». 

Слонов говорит, что его персонажи идеально иллюстрируют русскую идентичность и подходят к любой политической ситуации. Василий говорит, что его персонажи идеально иллюстрируют русскую идентичность и подходят к любой политической ситуации. Каждое произведение – это высказывание, и, когда таких высказываний становится все больше, это хорошо, считает художник.

«Жизнь забурлила, все пришло в движение, а художники не могут оставаться в стороне, они же работают с натурой. Они как на пленэре – то, что видят, то и воспроизводят. Если говорить о протестном политическом искусстве, то вообще протест свойственен молодежи. Молодежь без протеста, без собственного мнения – это какое-то болото, это тухляк», – говорит Слонов.

После митингов в Москве, массовых задержаний и реальных тюремных сроков за то, что просто проходил мимо или кинул стаканчик в полицейского, о несправедливости активнее заговорили деятели искусства. Репер Оксимирон организовал арт-проект «сядь за текст». Актеры, комики, блогеры читали тексты русских классиков и получали за это «сроки» по действующему российскому законодательству.

Кроме разовых акций, политический подтекст теперь все чаще звучит и с подмостков театральной сцены. Спектакль «Я другой такой страны…» российского режиссера Дмитрия Егорова в красноярском театре Пушкина 28 сентября 2019 г. отыграли в последний раз. 5-кратный обладатель «Золотой маски» – сатира о советской России и о том, что время вроде бы меняется, а вроде бы нет.

Прямого протеста в постановке нет, говорит режиссер, но, несмотря на это, некоторые государственные театры отказывались показывать спектакль, другие – вырезали целые куски материала. Но, в наше время это не проблема, спектакль обретет новую жизнь в интернете, где появляется все больше таких проектов.

«То, что такие вещи проходят, я рад. Есть такое понятие – немезис. Оно очень древнее. Это понятие говорит о том, что искусство все-таки – отражение дня настоящего. Мы всего лишь ставим зеркало кривое или прямое, зеркала бывают разные. Мне кажется, прекрасно, что пока у нас есть такая возможность», – отмечает режиссер Дмитрий Егоров.

Драматурги, художники, поэты, писатели сходятся в одном – искусство реагирует на несправедливость, на коренные изменения в обществе и остро чувствует его настроения, особенно в России, считают эксперты.

«Русское искусство, у него есть особый талант – оно расцветает в моменты, когда в той или иной мере начинает возникать противодействие. Когда его выбрасываешь в вакуум, оно там поплавало и начинает постепенно испаряться. А как только кто-то, особенно государство, царь, генсек, власть, начинают на это искусство обращать внимание: "что это они сказали там?". Искусство такое: "Боже, нас заметили, как это классно, на нас кто-то обратил внимание". И начинает тут же таргетированно реагировать, играя в некий такой пинг-понг с представителем такого большого брата, большого дяди под названием государство», – объясняет журналист и драматург Артур Матвеев.

Пожалуй, самая смелая театральная площадка в России – «Театр.doc», который проводит благотворительные спектакли с политзаключенными, в которых принимают участия не только актеры, но и, например, фигуранты «болотного дела».

За свои постановки театр несколько раз менял площадки. Их спектакли нередко срывают. Театр неоднократно пытались закрыть. Другой пример – громкое дело «Седьмой студии» и театрального режиссера Кирилла Серебрянникова, который мог получить реальный срок за то, что, якобы, украл бюджетные средства, выделенные на спектакли. Власть понимает, что смелое искусство может «доставлять проблемы», поэтому давит на него. 

«Например, в странах Балтии, ближнего зарубежья не настолько развито это культурное направление. Поэтому, наверное, наше государство понимает, что театр представляет некую опасность. Не весь, но тем не менее. Те же набеги на "Театр.doc" – он 3 или 4 раза поменял место своей работы. Это говорит о том, что государство немножечко побаивается», – говорит актер Сергей Даниленко.

Любая власть использовала искусство, чтобы регулировать настроения в обществе еще с древних времен. И Россия – не исключение, говорит культуролог и философ Антонина Андреева.

«В России есть специфика. То есть, если в управлении искусством в западных странах, в США государство по большому счету особой роли не играет, то все, что связано с Советским союзом, постпетровской Россией – это все-таки регулирование государством. Какие могут быть протестные настроения против той структуры, которая тебя, по сути, кормит», – отметила доцент кафедры рекламы и социально-культурной деятельности СФУ Антонина Андреева.

В современной России, несмотря на контроль, искусство начинает активнее реагировать на происходящее, потому что порой молчать невозможно. Через искусство общество пытается общаться с властью, которая не отвечает, но как бы принимает к сведению, мол, «люди недовольны». Как будет развиваться диалог между государством и обществом, и что ожидает политическое искусство в будущем – пока остается большим вопросом.